Вы здесь
Главная > Театр > Несчастливы по собственному желанию

Несчастливы по собственному желанию

Семейная жизнь – это танец. Танец любви и нежности, боли и презрения, с одним партнером или со сменой такового. Как говорил Л.Н. Толстой: «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Об этом танцуют и рассказывают актеры мастерской Арвида Зеланда Санкт-Петербургской академии театрального искусства на площадке «Скороход» в спектакле «Холодное дитя».yyZMreh8Gms

Спектакль по одноименной пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга поставлен режиссером Олегом Ерёминым, который известен по работам в Александринском театре и театре им. Ленсовета. Это первая постановка данной пьесы на российской сцене.

Говорят, что человек сам выбирает – быть ему несчастным или счастливым. В данном случае, герои пьесы несчастны по собственному желанию. Перед глазами зрителей четыре пары. Зильке и Вернер интересуются всем, что происходит в личной жизни их друзей, которых они постоянно обсуждают. И, похоже, это единственное, что связывает данную пару. Вернер всё время таскает на себе переноску с ребенком, которого укачивает, укоряя супругу в отсутствии интереса к дочери Нине. Ребенок не плачет и не растет. Это «холодное дитя» – этакий символ семейного счастья, замерзшего и погибшего еще в начальной стадии, будто своеобразный цемент во взаимоненавистнических отношениях супругов.YvSKyT6pnDU

У этой парочки есть друг Йохан – довольно нервный тип. Его возлюбленная Мелани ушла от него, и герой, словно назло решает жениться на случайно встреченной Лене, хотя имя невесты он чаще всего не помнит. Для Йохана вообще все женщины слились в одну – Мелани. Лена же дипломированный египтолог, ей хочется приключений. Ее родители желают дочери стабильности, к примеру, карьеры бухгалтера. Собственно, назло родителям Лена выходит за Йохана, а ее младшая сестра Тине – с виду этакая трепетная лань – тоже желает вырваться из-под родительской опеки. Любым способом. Девушка буквально впивается в случайно встреченного робкого эксгибициониста Хеннинга, и на фоне остальных эти двое кажутся самыми адекватными и счастливыми.

«Если лошадь сдохла – слезь», – гласит мудрость. Но герои не в силах прекратить свои нездоровые отношения, делающие всех несчастными, и продолжают возиться с этой «лошадью», а в данном случае – таскать на себе «холодное дитя». Это относится не только к Зильке и Вернеру, те же родители Лены и Тине живут по привычке. Когда папочка умирает от сердечного приступа во время поездки в Сингапур, мамочка сперва проводит день, как нормальная туристка, вдыхая свободу полной грудью, и лишь потом сообщает о смерти супруга в нужную инстанцию.

Минимум декораций – очень выгодная деталь постановки Олега Ерёмина. Ничего лишнего, что могло бы отвлечь от игры актёров мастерской Зеланда. А играют они прекрасно: мимика, интонации, движения – все уместно и без фальши.X7CjwV2R3Rg

Несчастливость как форма бытия – крайне распространённое явление. Человек ко всему привыкает, и, в конце концов, это становится нормой, особенно если ближнее окружение также живет во взаимной ненависти. После спектакля «Холодное дитя» остаются смешанные чувства. Пьеса многогранная, «политемная»: с одной стороны довольна тяжёлая в психологическом плане, а с другой – отличная постановка, которая в некотором роде сглаживает негатив самой истории, поведанной немецким драматургом Мариусом фон Майенбургом.

Текст: Чайка Чурсина

Фото предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments