Вы здесь
Главная > Интервью > Алексей Юзленко: «Работа, которая в кайф – это счастье»

Алексей Юзленко: «Работа, которая в кайф – это счастье»

«ZNAKI»  — яркие представители настоящего русского рока. Их история началась ещё в 90-х, когда нынешний вокалист команды Алексей Юзленко  решил связать свою жизнь с музыкой. На данный момент, коллектив выпустил три альбома, их песни не раз звучали в эфире НАШЕго радио и на ТВ, а песни «100 триллионов», «Телефонистки» и «Стрелки» давно стали хитами. Недавно группа приезжала выступать в Санкт-Петербург и перед концертом Алексей Юзленко и Сергей Письмеров (гитарист) любезно согласились ответить на несколько вопросов.

Каким будет новый альбом, кто остановил поезд стоп-краном и как стать счастливым – Алексей Юзленко и Сергей Письмеров специально для журнала ОКОЛО.

Алексей, Вы много читаете, скажите, влияет ли это на тексты песен? Можете написать песню под впечатлением от книги?

Алексей: Очень влияет. Вообще, все песни последних нескольких лет написаны под впечатлением от книг. Я не читаю классику, то есть книги, описывающие какие-то события или действия. Я читаю книги, которые позволяют что-то узнать. Эзотерические, философские книги. И конечно, это влияет на тексты. Например, песня «Один Человек».

А какая у Вас любимая книга?

Алексей: Есть книга, называется «Хохот Шамана», вот она очень хорошая.

А какая любимая песня у самой группы? Какая песня больше нравится Вам?

Алексей: Они все очень разные, на самом деле. У меня есть любимое сравнение, которое я часто привожу: нельзя сравнивать синее и круглое. Поэтому любимой песни, такой, что бы она была лучше, чем другие, нет.

Часто бывает, что песни, которые нравятся публике, меньше нравятся музыкантам и наоборот.  У вас в группе есть такая взаимосвязь?

Алексей: Скорее, да. Публике нравится то, что было по телевизору. А на самом деле, это не самое лучшее из того, что есть. Песни, которые нравятся публике, не всегда нравятся лично мне. Я не могу отвечать за ребят, но у меня так.

А как у Вас, Сергей?

Сергей:  Я даже не знаю. Происходит так, что песня проживает какой-то маленький период времени, когда она очень нравится. Видимо, я нахожусь в состоянии этой песни, потом проходит время и мне нравится уже какая-то другая. Не обязательно новая, может что-то из старых. Они постоянно меняются, но любовь к теме не остывает. То есть, они остаются любимыми, но новые ощущения я получаю от какой-то другой песни сейчас. Это неконтролируемый процесс, на самом деле.

Кстати, по поводу песен. Вы записали совместный трек с группой «Конец Фильма», есть в планах ещё совместные треки с этой или другой группой?

Алексей: Пока таких планов нет. Да и этот совместный трек получился не специально. Просто мы с Женей Феклистовым хорошие друзья, это никак не связано с музыкой, мы даже познакомились вне творчества. Поэтому, когда он предложил, я по-дружески согласился. Не знал, что будет за музыка, какой текст. Просто так сделали, по-дружески.

Мы можем спеть чьи-то песни, которые нам нравятся, но не потому, что мы хотим как-то продвинуться за их счет, а потому что нам нравится, в кайф играть такие вещи. Мы дружим с группой «Монгол Шуудан», может, что-то с ними запишем.

Была ли у Вас песня, которую было сложней всего создать?

Алексей: Наверно, нет. Вот «100 триллионов» очень быстро написалась, но там был вопрос в одной рифме. Она долго вымучивалась. В итоге я все бросил и оставил первоначальный вариант. Где-то час у меня это заняло. В принципе, мы не заморачиваемся с этим делом.

Вы занимаетесь музыкой с 15 лет, на момент создания первой группы уже умели играть на музыкальных инструментах?

Алексей: Нет, я и сейчас не умею. *смеется* Мне гитара нужна, чтобы руки занять, на сцене хорошо выглядеть. У нас все музыканты с профильным образованием, у них все получается, а мне гитара просто так, для красоты.

Музыка — Ваша основная профессия, представляли себя в другой сфере?

Алексей: Нет. Конечно, я работал в разных местах, но это было чисто для заработка. На самом деле, сначала группа очень долгое время не приносит денег,  да и потом не всегда достаточно. А жить на что-то надо, верно?

То есть, у Вас и у всех музыкантов всё равно есть подработки?

Алексей: У музыкантов они, в основном, музыкальные. А у меня был период, когда я много где работал, в разных местах. Слесарем, например.

Сергей: Тут ещё и должность такая, вокалист не может пойти в другую группу попеть, а музыканты могут работать в разных коллективах.

У вас был какой-то запоминающийся концерт, может, связанный с какой-то историей или просто самый лучший?

Алексей: Знаете, у нас есть клавишник. Все самые запоминающиеся истории связаны с ним. Потому что, если кто-то остановил поезд стоп-краном – это Андрей, если огнетушитель случайно открылся в машине – это Андрей. Если человек распечатывает бумаги на принтере и умудряется запачкать краской кеды – это Андрей, и так далее.

Андрей: Ну да ладно вам, он же только начал двигаться.  *смеются*

Алексей: А концертов много было хороших, выбрать из них самый лучший очень тяжело.

Вопрос лично Вам, Алексей. Несколько лет назад Вы создали группу ПОТОМУЧТО, расскажите, что это за проект?

Алексей: ZNAKI – это проект, где все решается вместе. Я отправляю ребятам текст, они делают партии, прописывают детали на свое усмотрение, меняют мелодию время от времени. Это называется «компромисс».  Мне кажется,  компромисс – это не всегда правильно. Я решил сделать проект, где не будет никаких компромиссов. Я играю только то, что хочу. Там не участвует никто, этот проект для меня.

То есть, в ПОТОМУЧТО музыканты играют то, что Вы скажете?

Алексей: Пока ещё там есть не все музыканты, группа ещё не до конца собрана, нам нужен барабанщик.

(Если вы хотите предложить свою кандидатуру барабанщика в проект, вы можете связаться с группой через официальное сообщество ПОТОМУЧТО ВКонтакте. — прим. ред)

А не сложно заниматься сразу двумя проектами? Не приходится выбирать?

Алексей: Нормально. У меня достаточно времени: сначала я занимаюсь Знаками, а потом, когда программа на день закончена, перехожу к ПОТОМУЧТО. Просто ZNAKI — это проект для всех, а ПОТОМУЧТО — ни для чего.

Как так, ни для чего? Для себя же получается?

Алексей: Так нельзя говорить, мне кажется. Если бы Моцарт работал для себя, он бы один раз сыграл бы свои произведения и выбросил. Всё делается для кого-то. Проект ПОТОМУЧТО отличается только тем, что в творческом процессе никто, кроме меня, не участвует.

А теперь самый главный вопрос, который волнует всех фанатов – когда будет новый альбом Знаков?

Алексей: У нас осталось дописать всего несколько песен, но конкретных сроков пока нет. Часто бывает, у кого-то дела возникнут или кому-то срочно нужно сходить в магазин за помидорами, когда нам нужно записывать. *смеется*

Сергей: На самом деле, у нас сейчас большой тур будет в феврале, дома вообще бывать не будем.

А каким будет альбом понятно уже?

Алексей: Думаю, он будет более философским. Шнитке, Ницще, Сократы и прочие.

У нас остался последний вопрос. Алексей, лично ваш рецепт счастья?

Алексей: Мне очень нравится играть концерты и заниматься музыкой в студии, естественно, мы сейчас не берем семью и личные вопросы. Очень хорошо жить на сцене, очень хорошо жить в студии. Тяжело смотреть на людей, которые просыпаются в восемь утра и ненавидят то место, куда им приходится идти – это несчастье, так нельзя. Когда понимаешь, что тебе нужно делать работу, которая тебе в кайф – это счастье.

А у вас какой рецепт счастья, Сергей?

Сергей: Находиться везде — неважно, телом или душой, и получать от этого удовольствие, вне зависимости от того, будет ли выгода. Держать руку на пульсе. Плохо, когда что-то навязывают, лучше ты ошибешься, но сделаешь это сам. Музыка – это счастье, бывших музыкантов не бывает. Счастье – это то, что нельзя пощупать. Оно соткано из каких-то метафизических ниточек.

Пожелание читателям на прощание?

Алексей: Хочется пожелать здоровья – остальное можно купить. И приходите на концерты, конечно.

Текст: Василиса Владимирская 

Фото: Максим Петров

comments powered by HyperComments