Вы здесь
Главная > Интервью > ALINA OS: «Я ничуть не стесняюсь своих причуд»

ALINA OS: «Я ничуть не стесняюсь своих причуд»

Невероятно солнечная, открытая и искренняя Alina OS рассказала корреспонденту ОКОЛО о том, как важно идти своей дорогой, как не стоит изобретать велосипед и как важно уметь не просто видеть, а чувствовать и понимать искусство музыканта. Разговор, к слову, получился насыщенным.3 

— У тебя очень красивое сценическое имя. Это псевдоним, сокращение или у тебя в действительности такая необычная фамилия?

— Зовут меня действительно Алина. «ОS» — это сокращение от фамилии. Но её я не скажу.

— В детстве ты выступала в составе хорового коллектива. Не трудно ли было после классических и народных произведений переходить к эстрадному вокалу?

— Ну, это изначально разные жанры, и разная техника. Мы с хором очень много ездили и продвигали в массы «русскую культуру», но я мечтала о чём-то большем. Мне всегда хотелось джаза, я всегда заворожённо смотрела на выступления хоров из Америки и Африки. Понятное дело, что петь в хоре и петь сольно – совершенно разные вещи. Но у меня всё пошло как-то по наитию. Я не могу сказать, что специально училась, куда-то ходила. Была пара уроков, на которых мне просто показали, как правильно дышать. Дыхание – это очень важно! И там же мне помогли найти особенности и фишки собственного голоса. На заметку: хороший преподаватель не учит тебя «как петь» — он учит тебя владеть своим голосом, правильно им пользоваться, правильно дышать (потому что это – основа всего), искать в себе самом какие-то особенности и этими особенностями пользоваться.

— Почему ты выбрала именно сольную карьеру? Захотелось побыть самостоятельной после жизни в большом коллективе?

— Тут такая история: чем больше людей в коллективе, тем сложнее всё организовывать. Возникает очень много бытовых моментов. Они чувствуются даже сейчас, когда нас всего пятеро. Плюс, собрать людей, которые будут одинаково мыслить, думать и стремиться к одной цели вместе с тобой – очень сложная задача! Поэтому на тот момент хотелось просто саморазвиться и начать что-то делать. А дальше история уже всем известная, как и что вышло!1

— В интервью другим изданиям ты говорила, что с коллегами тебя столкнула сама судьба. Действительно ли, рождение коллектива – это нечто, данное «свыше», или поиск и выбор тоже имеют место быть?

— Знаешь, в любом случае мы не работаем в офисе, не заключаем какие-то супер-сделки, не «жмём друг другу руки и расходимся». Всё-таки это – вторая семья, это должно быть не просто сотрудничество на уровне «молодец – молодец», «было приятно» и «до скорой встречи». Это твой друг, человек, которому ты доверяешь, в котором ты уверен, и с которым вы душой – как минимум! – вместе. Поиск есть, но судьба – она такая… Я верю, что люди притягиваются и появляются на твоём пути не просто так! Поэтому есть доля какого-то таинства…

— Но чтобы стать семьёй, необходимо привыкнуть к людям, научиться им доверять. Сколько времени ушло у тебя на это?

— С Зоей, например, мы знакомы где-то полгода. А сотрудничество наше длится месяца два – с сентябрьской презентации в Москве, где мы официально объявили о наших «отношениях». Своего гитариста я знаю достаточно давно, но именно вместе мы играем года три. Конечно, время в этой ситуации – и враг, и друг. Самые классные коллективы всегда имеют довольно долгую историю сотрудничества и дружбы. И это очень упрощает процесс, когда ты, ничего не объясняя, можешь повернуться, посмотреть – и уже всё понятно! И вот это достигается уже только большим количеством репетиций, выступлений, да и в целом, приобретённым опытом. Концерты, ссоры – всё бывает, но они открывают какие-то новые грани людей, и это всегда интересно и круто. А относительно времени, которое должно пройти, чтобы ты доверился… Мерило этому не время. Есть множество факторов. В первую очередь, ты сам понимаешь, что этот коллектив, этот человек – то, что нужно.7

— Формирование твоей музыкальной самобытности происходило постепенно? Или это был как будто солнечный удар – «хочу исполнять акустику»?

— Мне кажется, у искусства есть только два ответа: «верю» и «не верю», «да» или «нет».  Меня всегда подкупала искренность и натуральность. Я просто пишу, сочиняю – делаю то, что умею. Тут нет никаких секретов – мне нравится музыка настоящая. А её очень легко распознать. Как и что-то «пластмассовое», коммерческое. Я просто делаю то, за что мне не стыдно.

— Несмотря на свою популярность, на сегодняшний день ты остаёшься камерным исполнителем, выступаешь на сравнительно небольших площадках. Хотелось бы выступить где-нибудь в концертном зале Кремля, или попасть на телевидение?

— Знаешь, раньше я всем занималась сама, и физически не хватало времени отследить все площадки. Помимо того, что мы выступали, я ещё отвечала на все входящие-исходящие заявки и порой чувствовала себя менеджером! Я проводила за компьютером достаточно много времени, и от этого зависело, как мы дальше живём, что мы делаем и куда продвигаемся. Теперь, наконец-то, каждый занимается тем, что он умеет лучше всего. Мы работаем на студии, репетируем и сочиняем. А Зоя занимается концертами, организовывает, договаривается… Представь, когда один человек устремлён к цели – это один результат. А когда вас несколько, и каждый занимается тем, что умеет лучше всего, и вы двигаетесь к единому – это же суперсила! Касательно камерных выступлений – акустический формат изначально подразумевает квартирники и какие-то нестадионные масштабы. Но время идёт, всё меняется, и в наших мыслях и планах – расширяться! Больше звука, больше людей, больше площадок – всего больше! Всё идёт своим чередом, и мы развиваемся и растём вместе с нашей публикой. И нашей музыкой.4

— Довольно странно видеть сегодня молодую, красивую и одарённую певицу, не стремящуюся работать в поп-индустрии. Почему? Это же престижно и выгодно!

— У меня не зря написан везде такой девиз: «ALINA OS – за меня всё скажет музыка». Я в который раз убеждаюсь в том, что музыка говорит очень многое, и не нужно надевать при этом вызывающие наряды, что-то придумывать, идти на поводу у модных веяний и гнаться за пресловутыми титулами, статусами и так далее. Я знакома с большим количеством артистов, которые сейчас на слуху, которые сейчас добились чего-то. И я понимаю, что они слышали нашу музыку, они знают, что мы делаем. И ты знаешь, тут вопрос не в мелькании в телевизоре. Я уверена в том, что всему своё время. И если ты выкладываешься на все сто процентов, а я уверена, что это одно из главных правил, любая твоя работа, твой труд точно не останется без внимания.

— А в твоей творческой жизни случались кризисы?

— Вообще, я на своём пути помню только один довольно затяжной период – это было ещё давным-давно, когда я выступала в дуэте с одним молодым рэпером. Мы начинали, когда мне было лет 18: он читал рэп, я пела вместе с ним. Но это были не просто песни, где девочка на припеве, а он что-то про любовь «читает». Это было совместное сочинение и исполнение. Потом наше сотрудничество прекратилось, и как раз тогда встал вопрос о том, что делать дальше. Покончить ли с музыкой вообще? В какую сторону идти? И с кем? И был полугодовой перерыв – «выдох», если можно так сказать. Я собиралась с мыслями, думала, что, где, как, куда… И потом начала уже целенаправленно что-то сольно начинать. А так, это – достаточно понятная вещь. Тут как у каждого человека: есть куча эмоций. Бывает хорошее настроение, бывает плохое, бывает радость, грусть, смех, слёзы. От этого, наверное, и зависит моё общение с музой. Вдохновение – оно ведь каждый день. В людях, моментах, эмоциях. Концерт классно прошёл, влюбилась, или, наоборот, безответная симпатия. Стандартные эмоции, чувства. Только у меня они все в песнях и музыке.5

— Считаешь ли ты, что у человека такой нестабильной профессии как музыкант, должен быть какой-то запасной «аэродром» — профессия, приносящая доход?

Я считаю, что выбранному делу нужно посвящать всё своё свободное время. И выкладываться на полную, чтобы делать его хорошо. У меня нет никаких запасных вариантов, я давным-давно всё поставила на кон. И с каждым днём, с каждым концертом, каждым новым членом команды мы их повышаем. Такая жизнь нестабильна, но в этом, как раз, соль. Мне нравится, когда всё зависит только от тебя: как ты поработал, такой результат и получил. И есть стимул для развития, роста и совершенствования!

— А что для тебя важнее: душевность и искренность композиций или коммерческий успех? Подстраиваешься ли ты под публику?

— Самый важный ценз – мы сами. Я не могу позволить себе выпустить «в свет» то, что меня полностью не устраивает. Люди примут то, что ты им дашь. Но, если это будет ниже заявленной некогда планки, то и уровень зрительской симпатии понизится. Всё достаточно логично. Относительно коммерческих успехов – я просто отношусь к этому чуть-чуть по-другому. Наша профессия связана с публичностью и большим количеством внимания. Соответственно, ты всегда «под микроскопом». Все вокруг видят, как мы растём, как работаем над собой. Поэтому я просто делаю то, что умею. И вижу в людях отклик. Главное – относиться к этому ответственно. Потому что у тебя в руках микрофон, и люди тебя слышат, слушают. Возможно, для кого-то ты станешь примером. Ты в ответе за те слова, которые произнесёшь. Вот моё отношение. Всё очень просто.

— Порой, музыканту приходится менять свой стиль, чтобы на спаде популярности не кануть в лету. Если наступит такой день, и ты почувствуешь, что акустика себя изживает – будешь ли ты искать новые пути для творчества?

— Новые способы выражения существуют всегда. Мы никогда не останавливаемся и не ограничиваем себя рамками. В этом постоянном поиске и есть творчество. Это вечный эксперимент и вечный риск. Знаешь, есть ежедневно меняющаяся мода, а есть стиль, когда ты так преподносишь себя, что становится совершенно не важным, что сейчас в тренде. Ты целостный, самодостаточный, тебе есть, что сказать и чем ответить. Мне больше нравится создавать и собирать что-то. И собрать самой вокруг себя классных людей и музыкантов мне гораздо интереснее, чем гнаться за лейблами и большими продюсерами. Хочется, чтобы не ты шёл на поводу и следовал моде, а чтобы ты сам создавал и диктовал правила игры.2

— А можешь ли ты описать портрет своего зрителя?

— На концертах я вижу перед собой людей открытых, ярких, думающих. Я считаю, что нашу музыку нужно слушать. Искусство должно трогать сердца и умы, заставлять задумываться и прислушиваться. И, если ты бежишь в бешеном ритме, оно должно заставить тебя остановиться и подумать, правильно ли ты всё делаешь. Туда ли ты идёшь? С тем ли человеком? И в своей публике я вижу как раз тот «живой организм», который не просто «хавает» то, что ему дают, а умеет выбирать.

— Джеймс Браун как-то спел о том, что весь мир принадлежит мужчинам. Тяжело ли сегодня девушке существовать в музыкальной среде?

— Я не вижу никаких гендерных проблем. Это совершенно неважно. Важен стержень. И мы все знаем истории, когда стержень есть в маленьких хрупких девочках, и когда он отсутствует в больших и серьёзных ребятах. И важна твоя внутренняя составляющая. Твоя душа, то, как ты смотришь на мир, и какой ты есть. А мальчик ты, девочка, возраст и национальность совершенно не важны. Мы все появились на этот свет одинаково, и уйдём тоже одинаково. Главное – себе не изменять. А остальное… Сегодня бабушки в 80 лет могут дать фору любым молодым!

— На сегодняшний день всё больше авторов затрагивают в своём творчестве остро-социальные вопросы. Что должно произойти, чтобы в композициях Alina OS появились злободневные нотки?

— А они есть! Просто, опять же, музыка – это искусство. В какой-то степени она – инструмент гласности. Но я не считаю, что музыка должна быть инструментом в чьей-то игре, разборках, скандалах, грязных интригах. Человек сам отвечает за свои поступки, и я это никогда не смешиваю. Но, относительно «злобы дня» — искусство для того и создано, чтобы показать, как есть, как может и должно быть. Но это всё – безличностно. Песня – пример жизни, который можно примерить на себя. И я считаю, что высшее мастерство, когда после выступления подходит человек и говорит: «Да это же про меня!»11

— В блиц-интервью для «Личности» ты сказала, что тебя отталкивает «шаблонное мышление». Как можно, на твой взгляд, сойти с общепринятой колеи? Или человек может только родиться «не таким, как все»?

— Ты просто должен не идти на поводу у общества. Сам себе задать вопрос – а чего ты сам хочешь? Ведь каждый наделён мозгом, душой и сердцем, и может этим воспользоваться. Мне кажется, тут вопрос в страхе ответственности. Люди очень боятся ответственности, не знаю уж, почему. Может, это только мне не понятно. Обычно боятся того, чего не знают, но ведь нет ничего проще, чем разобраться, узнать и понять, что это был совсем не страх. Наверное, сама я не боюсь ничего.

— Такое чувство, что сегодня ничего нового придумать уже невозможно. Тем не менее, ты постоянно экспериментируешь. Как тебе удаётся постоянно искать и находить?

— Не зря говорят, что всё уже придумано до нас. Вообще, счастье – в мелочах. А детали очень важны. И надо уметь радоваться тому, что у тебя есть. Для счастья не нужны богатства, драгоценности и общепринятые ценности. Велосипед уже изобретён, а перед тобой – целый мир и целая жизнь. И вдохновение есть везде. Просто нужно видеть это и обращать внимание на детали.10

— Почему именно они MOJENTO открывали твой последний концерт?

— Это мои давние друзья. Мы много раз были друг у друга на выступлениях. А тут они прознали, что мы будем в Петербурге и говорят: «Мы хотим приехать! Хотим быть вашими специальными гостями и классно провести время!» Это какая-то определённая этика общения, где музыка играет первостепенную роль. Мы знаем, что делают они, они знают, на что способны мы. И мы всячески друг друга поддерживаем. И я хочу, чтобы сегодняшний концерт был праздником для всех, на котором зрители и музыканты получат искреннее удовольствие.

— Какие бы советы ты могла дать совсем молодым певцам и композиторам, которые только начинают штурмовать музыкальный Олимп?

— Не сдаваться. И следовать мечте. Делать всё самоотверженно, и ни на секунду не сомневаться. Талант – просто указатель. Всё остальное – труд. 24 часа 7 дней в неделю. И ещё упорства и вдохновения.12

— Один известный актёр сказал, что для творческого человека очень важно постоянное присутствие ребёнка внутри себя. В твоём деле, в твоём жанре – это действительно так, или это излишняя инфантильность?

— Мы – рок-н-ролльщики. Я ничуть не стесняюсь своих причуд. Нужно ощущать себя свободным, быть, вне рамок и правил. Это просто не для меня. В этом тоже есть соль, когда ты смотришь на происходящее вокруг и думаешь: «Боже, люди! Что вы делаете? Зачем надеваете эти маски?» И это важно не только для творческих личностей – сохранять по жизни этот слегка ребяческий задор.

— Об ироничном конфликте двух столиц знают все. На твой взгляд, это имеет место быть, или же эти предрассудки давно себя исчерпали?

— На самом деле я только год назад о Петербурге почти ничего не знала. Была здесь только как турист, чтобы приезжать, смотреть и отдыхать. А потом – обратно в Москву, город, с которым я себя ассоциирую на все 100%. Но так получилось, что людей, связывающих меня с Петербургом, становилось всё больше. Начиная с сотрудничества с Лёшей АССАИ, заканчивая встречей с Зоей. Мне кажется, важно ценить то место, где ты родился, рос, с которым у тебя многое связано. Но Петербург с каждым приездом нравится мне всё больше. И опять же, потому, что я встречаю здесь людей, очень близких мне по настроению, взглядам и настроениям… Конфликт? Не знаю. На мой взгляд, у Петербурга и Москвы просто постоянная и очень давняя интрижка.

А по традиции, каждый год, ребята празднуют день рождения Алины большими концертами Alina Os Band в обеих столицах! Первый из них состоится уже завтра в Fassbinder, а 24 января, KL10TCH | Happy B-Day Alina Os (Санкт-Петербург)
До встречи на концертах!

Текст: Анастасия Андреева

 

comments powered by HyperComments