Вы здесь
Главная > Театр > «Вся Россия наш сад»

«Вся Россия наш сад»

«Вишневый сад» – пьеса Антона Павловича Чехова, над содержанием которой размышляли многие театральные режиссеры  всего мира. В Малом Драматическом театре поставить «Вишневый сад» уже во второй раз решил Лев Абрамович Додин.

в2

«Вишневый сад» в МДТ полностью подтверждает слова Гёте о том, что театр – это праздник всех искусств. В этом, возможно, формула популярности театра среди публики всех эпох и всех народов. Мы уже давно привыкли к тому, что спектакль совмещает в себе музыку, танец, живопись. Гораздо реже в театре мы встречаемся с кинематографом. Но Лев Абрамович предоставил зрителям  такую возможность. В спектакле кино, запечатлевшее прогуливающуюся по саду семью Раневской,– это символ счастья и  молодости. Там Раневская (Ксения Раппопорт), еще не зная ни горя, ни проблем, веселится с Гаевым (Игорь Черневич). Там ее дочери такие легкие и смешливые. Там еще жив озорной Гришенька  – утонувший сыночек Раневской. И все такие юные, такие светлые, такие беззаботные. И все это – там, на пленке, и такого больше никогда не будет.

В «Вишневом саде» одним из самых значимых факторов является атмосфера. Сцена  закрыта белым занавесом. Он то является экраном для проектора, то просто тканью, которая как бы  накрывает весь дом, но за которой при этом все еще есть жизнь, пусть зритель и видит только тень этой жизни. Туда убегают в погоне за мимолетный влечением Дуняша (Полина Приходько) и Яша (Станислав Никольский), туда уводит Лопахин (Данила Козловский) влюбленную в него Варю (Елизавета Боярская), там веселятся и танцуют все члены семьи Раневской перед известием о том, что сад продан. Такую же ткань накинули на мебель, которая пять лет простояла без хозяев, ею же завернута люстра, она же послужила чехлами на зрительские стулья.  Благодаря этому зритель не просто часть спектакля, зритель – часть Дома. Публика даже может почувствовать себя декорацией, но это чувство нисколько не угнетает, а наоборот, ты чувствуешь себя возвышенно: ты – значим, ты – важен. Именно эта атмосфера дома, в котором не живут и жить больше не будут, влияет на зрителя, и в ней театр – это не место, куда ты приходишь посмотреть на то, что происходит где-то на сцене и тебя абсолютно не касается. Имение с вишневым садом – это и есть театр и мы в нем. Да что уж там, Вишневый сад, как словами Трофимова выразил сам Чехов, – это вся Россия.

в10

Приходя в театр, мы доверяем режиссеру и актерам  наше время, наши мысли,  души и сердца. Но пришло время и им довериться нам. И вот актеры находятся в непосредственной близости от зрителей: практически все действие происходит вне сцены. Мы чувствуем их дыхание, переживания, эмоции, волнения, а они чувствуют наши, и благодаря этому мы находимся в полной гармонии, мы вместе, мы все – часть Дома.

Невозможно говорить про этот спектакль, не упоминая актеров, ведь здесь собрались настоящие авторитеты современного театра. И когда ты смотришь этот спектакль, то понимаешь, что популярность актеров досталась им не просто так. Зал, в который входит Раневская, тут же застывает, у зрителя перехватывает дыхание.  Он уже не думает ни о чем постороннем, он больше не существует вне действия спектакля. Раневская столь чувственна, ранима – у зрителя просто не остается ни шанса не сопереживать ей, особенно когда она говорит Пете Трофимову (Олег Рязанцев) про своего сына Гришу: «Пожалейте меня, хоть немножечко, ведь здесь утонул мой сын!». Раневская Раппопорт, выражаясь словами Вяземского, «и жить торопится, и чувствовать спешит». Она умеет любить, чувствует природу и даже предметы. Можно вспомнить, как искренне и нежно она с поцелуями обращается к столику и шкафику.

в3

Не удивительно, что к Раневской так привязан Лопахин. «Хотелось бы только, чтобы вы мне верили по-прежнему, чтобы ваши удивительные, трогательные глаза глядели на меня, как прежде… вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную… больше, чем родную» – говорит он Раневской. Чтобы спасти ее семью, Лопахин готовит план вырубки  вишневого сада для того, чтобы построить на его месте «Дачи! Дачи! Дачи!» и сдавать участки по 25 тысяч рублей в год. Но Раневская не готова отдать Лопахину вишневый сад. Финал – Лопахин покупает имение Раневской. И вот он, триумф человека, который «сделал себя сам». «Твой отец был мужик, мой — аптекарь, и из этого не следует решительно ничего», – говорит Лопахину Трофимов. Но для Лопахина это не так. Самое важное  то, что он – сын мужика – вырос большим, богатым человеком и теперь может скупить все, даже имение, в котором крепостным был его отец. И теперь это его шафик, его столик, теперь все его. И тут он исполняет свой гимн «Myway».

Тут нельзя не упомянуть о музыке в спектакле. Несколько раз Додин воспользовался знаменитым приемом режиссера База Лурманна — «анахронизм», или «музыка вне времени». Действие Чеховской пьесы происходит, как известно, в самом начале XX века, но во время спектакля мы можем услышать хиты Джо Дассена и Фрэнка Синатры, которые были исполнены более чем через полвека после времён  действия «Вишневого сада». Благодаря этому мы понимаем, что «Вишневый сад» – это пьеса актуальная всегда и везде: в любое время будет свои Раневские и  Лопахины.

в

Центральными персонажами являются также дочери Раневской: Варя (Елизавета Боярская) и Аня (Екатерина Тарасова). Две сестры, две любви, но любовь у них разная. Для Ани ее влюбленность в Петю Трофимова – чувство не глубокое, не серьезное, у Вари же наоборот – она любит Лопахина сильно, искренне. Но он не готов быть с ней. Все свои переживания Варя держит внутри себя, она ни за что не покажет Лопахину, как тот ее обидел, она не даст ему выйти победителем.

Так же почувствовать победу не дают Лопахину и нанятые им самим Епиходов (Сергей Курышев) и Шарлотта (Татьяна Шестакова). К слову, эти актеры уже участвовали в предыдущей постановке «Вишневого сада» Додина двадцатилетней давности. Они остаются преданны Дому и его хозяйке. Без дома не мыслит себя и Гаев. Он утешает себя, говорит, что будет теперь банковским служакой, но это не помогает. «Все нас бросают… мы стали вдруг не нужны», – говорит он после новости о продаже.

в5

Но самым преданным дому остается старый слуга Фирс в исполнении Александра Завьялова. Его забывают и заколачивают в доме,  все выходы из дома – театрального зала – закрыты Лопахиным. Спадает  белый занавес – дом заколочен. На досках проекция: один за другим, одетые в белое, как призраки, идут бывшие обитатели дома. За ними выходят артисты. Аплодисменты. Браво!

Автор текста: Мацко Виктория

Фото предоставлены  пресс-службой театра

comments powered by HyperComments