Вы здесь
Главная > Театр > Мы мужественны будем?

Мы мужественны будем?

Фестиваль «Залай, Бродячая собака» продолжается: 10 декабря в Филармонии для детей и юношества немногочисленные зрители увидели моноспектакль Татьяны Морозовой «Диккенсова ночь», основанный на стихотворениях Марины Цветаевой.

д

Творчество Цветаевой не слишком простое для декламации: у неё резкий слог, многоплановый смысл, богатые образами тексты. Как жизнь поэтессы, так и её стихи были неровными, трагическими, никогда не жила Марина Ивановна легко, банально счастливо – должно быть, это доступно только земным женщинам, а не тем, что происходят из «бренной пены морской». Существовала она только навзрыд, как все настоящие поэты, и с каждым родившимся стихом отдавала кусочек своего перманентно разбитого сердца.

Первая часть спектакля представляет собой чтение «Поэмы конца», написанной в 1924 году – непростое для  Марины Цветаевой время вынужденной эмиграции. Эта поэма бескомпромиссна, без сантиментов, слова в ней бьют в упор.

Ибо, без лишних слов

Пышных – любовь есть шов.

Шов, а не перевязь, шов – не щит.

– О, не проси защиты! –

Шов, коим мёртвый к земле пришит,

Коим к тебе пришита.

д3Слова Цветаевой в исполнении блистательной Татьяны Морозовой, актрисы театра Томошевского,  разбивались о звенящий воздух маленького зала. Спасибо за это ощущение, его не так уж часто можно испытать в театре. Спектакль «Диккенсова ночь» трогает, и ты даже не понимаешь почему. Открыв книгу и прочитав в ней строки, которые неожиданно ранят тебя (наверное, всколыхнули глубоко спрятанные в душе струны), ты можешь просто закрыть эти страницы, забыть, перестать думать, притвориться равнодушным. Но на моноспектакле Татьяны Морозовой ты так сделать не в силах, да и стоит ли отгораживаться? Зритель вынужден погрузиться в атмосферу той бесконечной драмы, в которой жила и писала великая поэтесса: эту драму она создавала и собственными руками, и с чужой помощью: мужской, женской, детской.

Слушать стихи Цветаевой всегда здорово, особенно когда они произносятся от сердца. Творчество Марины Ивановны – кладезь для занятий по сценической речи, ведь это попробуй выговори: это же язык сломаешь, душу вывернешь наизнанку.

Столб. Отчего бы лбом не стукнуться?

В кровь? Вдребезги бы, а не в кровь!

Страшащимися сопреступниками

Бредём. (Убитое – любовь).

д2

Вторая часть спектакль состоит из множества стихотворений Марины Цветаевой, из которых видно, что поэтесса всегда оставалась женщиной – ребёнком, всё время влюблённой. Это совсем другая Марина, она была самокритичной, игривой, беспредельно женственной. И стихи писала весёлые, живые (иногда).

Кто мне в задаче исправит ошибку?

Солоно-солоно сердцу досталась

Сладкая-сладкая ваша улыбка!

– Дура! – мне внуки на урне напишут.

Что касается атмосферы, которая воцарилась на спектакле «Диккенсовая ночь»… В старых книгах я читала: «Он весь обратился в слух», – это выражение хорошо подходит к той тишине, что сопровождала действие спектакля. Хочется сразу сказать, что моноспектакль Татьяны Морозовой – не только лишь чтение, это актёрская игра, переживания, любовь, случившаяся и нет. Стихи Марины Цветаевой нельзя просто выучить и прочитать, их нужно проживать.

Текст: Алла Игнатенко

Фото предоставлены пресс-службой театра

 

 

comments powered by HyperComments