Вы здесь
Главная > Около > Что это было?

Что это было?

На Новой сцене Александринского театра состоялось уникальное событие: творческая встреча с четой театральных режиссёров. Кама Гинкас и Генриетта Яновская прибыли в Санкт-Петербург, чтобы представить читателю и зрителю свою книгу с необычным названием «Что это было?». Издание уже поступило в продажу в книжный магазин «Порядок слов», также расположенный в помещении Новой сцены на набережной Фонтанки.

Начало мероприятия пришлось не на 19.30, как было заявлено, а на более позднее время. Так, сначала по техническим причинам  презентация была перенесена из светлого театрального холла в репетиционный зал, а после и вовсе выяснилось, что гости вечера приехали не в тот театр и ищут Новую сцену в БДТ. Но небольшая задержка не отменила восторга собравшихся, и в тот момент, когда в зал вошла семья народных артистов, раздались громкие аплодисменты. Генриетта Наумовна начала свою речь словами: «Здравствуйте, я родилась в Ленинграде». Оказалось, что жизнь обоих супругов прочно связана с Санкт-Петербургом. И, хотя с момента их переезда в Москву прошло уже 30 лет, здесь осталось много близких людей, много воспоминаний, и было приятно оказаться в Северной столице на «премьере книги».

Так вышло, что работа над «Что это было?» шла в течение семи лет. За это время книга множество раз перекраивалась, сокращалась. Были выброшены многие иностилевые части, главы, монологи. В основном это происходило по причине того, что произведение задумывалось как диалогичное. Строгой редакции подлежало всё то, что не вписывалось в вопросно-ответную форму изложения. Кроме того, не вошли в завершённый вариант издания блестящие критические статьи с подробным разбором постановок, написанные театроведом Натальей Казьминой, которая до своей трагической кончины помогала с литературной записью и интервью. После смерти Наташи в 2011 году авторы продолжили делать книгу вдвоём с диктофоном, ведя творческий диалог между собой. Тогда на страницах книги появились их «семейные перебранки»: на темы творчества, театра, семьи, жизни.

Сочинение получилось объёмным, однако у Генриетты и Камы осталось ощущение недосказанности. Самое главное в книге о жизни так и не было написано. В эпилоге есть слова извинений перед теми близкими людьми, о которых в произведении нет ни строчки, хотя многие из них, безусловно, достойны отдельных томов. По словам авторов, на страницах книги удалось показать только маленький срез воспоминаний, одну из граней истины. Название «Что это было?» отражает это осмысление глубины жизни, удивление от неё. Этот вопрос стоит добавить в категорию извечных, перманентно задаваемых самому себе и так и не получающих ответа.

Несмотря на то, что в Александринке проходила презентация книги, главной темой на встрече оставалась не литература, а театр. Перебивая друг друга, вставая со своих мест и категорически пренебрегая микрофоном, Гинкас и Яновская с удовольствием рассказывали и о первых постановках в Красноярском ТЮЗе, и о самых значительных спектаклях по серьёзным произведениям, и о том, как рождается творческое осмысление пьесы, и о своём легендарном учителе Георгии Товстоногове. Для Генриетты Наумовны важное место в послужном  списке занимают детские спектакли. Она с интересом берётся ставить «Кошкин дом», «Волк и семеро козлят» и отказывается делить театр на взрослый и детский. Гинкас вспомнил своих учеников и с сожалением признался, что они его, скорее, расстраивают, чем радуют: одни недостаточно смелые, другие всё ещё «связаны пуповиной» со своим учителем.

Напоследок режиссёры сказали о том, какой они видят судьбу театра. Супруги сошлись во мнении, что, несмотря на стремительное развитие интернета, телевидения и кино, театр всегда будет необходим людям. В театральные институты всё такой же конкурс на поступление, а билет на хороший спектакль, как и прежде, трудно достать. По мнению Гинкаса и Яновской, театр совершенно особый вид коммуникации, который не заменит ничто другое. Диалог со зрителем не прервётся, хотя может трансформироваться с точки зрения языка. Театр творят не только актёры, режиссёры и художники, но и зритель. Зритель есть и будет, а значит, театру не грозит никакая беда.

 

Текст Анастасия Плотникова, фото Антон Есенин

Добавить комментарий