Вы здесь
Главная > Новости > Артдокфест

Артдокфест

В среду вечером в Москве объявили победителей «Артдокфеста», главного национального смотра неигрового кино, который в этом году впервые провел ряд показов и в Петербурге. Гран-при получила датская лента про московскую свалку «Человек живет для лучшего»; лучшим же фильмом признан «Грумант» Ивана И. Твердовского. Спецприз и диплом, соответственно, получили «ДНР» (понятно, про что) Энтони Баттса и лента Анны Шишовой о реабилитационном центре в тайге «На краю».
«Артдокфест», рулимый социально активным документалистом Виталием Манским, и прежде не жаловался на недостаток внимания, но в этом году громкость форума прямо зашкаливала. Во-первых, еще до открытия форума министр культуры Владимир Мединский заявил, что не даст ни ему, ни какому-либо другому детищу Манского ни копейки. Потому что он, дескать, говорит про нашу великую Родину такие гадости, что уши вянут (про «рашку-говняшку» культурный политик высказался уже потом). Что, конечно, фестивалю усложнило и без того нелегкую жизнь – но, вроде, пока только финансово. Во вторых и – для нас – в главных, Артдокфест в этом году расширил географию: помимо столицы, показы прошли еще и в Петербурге, и в Риге.


Окрылся форум заведомо главным событием, post mortem премьерой одного из величайших неигровых режиссеров Герца Франка, автора «Песни песней», «На десять минут старше» и еще очень многих фильмов, перевернувших с ног на голову понятия о документальности в кино. В прошлом году латвийский гений, давно уже перешагнувший любые границы, скончался, но оставил незавершенным фильм «На пороге страха». Его в Петербурге и Москве на открытии форума и представили – в редакции соратника Франка Марии Кравченко. Лента стала своеобразным автореквиемом сурового Франка, щемящей кинопоэмой об одиночестве.
В основном же конкурс, который показали в Петербурге, составил авангард отечественного неигрового кино. Плодовитый, молодой и радикальный Иван Твердовский показал «Грумант» – ленту о русских на Шпицбергене – и получил за очередной ловко сочиненный док приз жюри.

Но все-таки главная мощь «Артдокфеста» – не в том, что на нем показывают более-менее всех важных авторов современного русского «дока». Куда важнее – что тут говорят о самом главном на сегодняшний день и находят предельно выразительный и точный язык для такого разговора. Главное определено максимально точно – война и Украина. О них – вместе и врозь – вся ударная сила фестивальной программы.

«Майдан» – альманах новых украинских режиссеров, с камерами фиксировавших события в Киеве. О самой скандальной местной арт-группе говорит «Я – Femen». Оба фильма – взгляд предельно деликатный – не на явление, не на факт, а на человека – отдельно стоящего, со своей историей, эмоцией и взглядом. Площадь забита не шапками и елками, а лицами – это принципиально – и оголяется на публике в защиту прав женщин не телевизионная картинка в венке из цветов, а живая девушка Оксана Шачко.

Наконец, характерен – и очень – гран-при фестиваля, «Человек живет для лучшего». Как будто специально для Мединского – датский (ну, это еще ничего, они там в гейропе только хаять и умеют) фильм про обитателей самой большой свалки Европы. Находящейся – угадайте где? В Нерезиновой Москве, да. При этом режиссер Ханна Полак дает здесь мастер-класс того самого человеческого взгляда – точно выбраны герои, обитатели этой радостной местности, верно выбрана точка зрения на них – самая близкая из возможных. Та, где исчезает фактология и физиология, остаются только мечты и желание вырваться.

Многое из «большой» программы до Питера, конечно, не доехало – включая долгожданный «Майдан» Сергея Лозницы. Привезли – хочется верить, пока (хотя вообще не ясно, что будет дальше) – только конкурс. Но важен сам факт «культурного экспорта» из столицы. Его, странное дело, как раз и не хватает. И это – еще один итог прошедшей документальной недели. Фестивальное движение вкупе с бытовым синефильством с лихвой утоляют информационный голод по части мирового и европейского контекста. На «Послание к человеку» привозят важнейшие ленты и героев, которых «Артдокфесту» не показать. А вот с отечественной ситуацией все труднее – нет ни, кажется, интереса к тому, что делается в русском кино, ни осведомленности по этой части. Ну, школа Марины Разбежкиной, ну, еще пара имен. Ульрих Зайдль, постдок, found footage, игры с языком вызывают куда больший ажиотаж, чем взгляд на то, что происходит здесь или сейчас. И что составляет, par exellence, суть документалистики: не возможность получить чисто эстетское удовольствие от тонкости выделки, а реальный шанс что-то почувствовать. Это и есть важнейший эффект, который произвела нынешняя программа – разговор об актуальном, о том, о чем болтают в сети, воюют на кухнях, но – живой, эмоциональный (в смысле не градуса, а уровня). Если верить, что предложение и спрос взаимосвязаны – такой товар, как простое человеческое тепло, этой зимой наиболее востребован.

Добавить комментарий