Вы здесь
Главная > Театр > Время – деньги. Жизнь – копейка.

Время – деньги. Жизнь – копейка.

13 сентября в пространстве театрального центра «Легкие люди» состоялся показ импровизационного спектакля «Цыгиль. Импродрама» результата трехнедельной русско-немецкой театральной лаборатории «Такого Театра».

о5

Создание импровизационного спектакля – экстремальный опыт, на который решились двенадцать петербургских актеров под руководством режиссера Галины Ждановой. Спектакль «Цыгиль. Импродрама» не имеет литературной основы, для осмысления актерам дана лишь общая тема – время, а ее вариацию, а также «драматическую канву» (любую, всем известную русскую сказку), предлагает зритель.  13 сентября публика предложила сыграть «Колобка» на тему «жизнь-копейка».

о

В пространстве, где разыгрывается импродрама, нет привычных зрительных рядов — стулья расставлены по периметру зала и промаркированы: красные для актеров, белые – для зрителей. Декораций и реквизита тоже нет. Актеры, лишенные всех привычных театральных средств (а самое главное — фиксированного текста роли), существуют как бы в вакууме, где они призваны показать свою актерскую природу в чистом виде, актерство как таковое. Не покидая своих стульев, они начинают рассказывать историю колобка, склоняя ее на все лады: предлагают вариант психологический («У колобка были комплексы, и он хотел найти друзей во что бы то ни стало»), библейский («Колобок был овцой на заклание»), философский («Колобок хотел понять, кто он, и говорил всем: Я колобок!»), житейский («Дедка с бабкой были банально голодные») и другие.  Импровизация ли это или результат подготовки – до конца не ясно (все-таки что может быть популярнее предложенного сюжета?). Далее — рожденный в бурной дискуссии колобок «оживает» и пускается в путешествие, показ которого сопровождается крупными «лирическими» отступлениями.

о2

Актеры называют себя настоящими именами: Гала (Гала Самойлова), Маша (Мария Каборда), Мосюк (Игорь Мосюк). Играют ли они самих себя? Не совсем. Это игра как бы в себя, которая тут же сменяется игрой в дочки-матери, в мужа-жену и т.д. Актеры с жадностью впрыгивают в роли, которые лепят из воздуха. Такое ощущение, что это детская игра «лишний стул» и актеры ищут и занимают оставшиеся стулья-роли. Вот первый забег, вот второй. Новый круг – новая роль.  Они как будто не могут существовать без ролей. И возможно ли это: актерство без ролей? Такой вот философско-теоретический, риторический вопрос.

о4

В петербургском культурном контексте уже есть спектакль в жанре драматических импровизаций, который тоже не имеет литературной основы и соткан из личных историй, рассказанных актерами – это «Школа» Анатолия Праудина. У критиков были к «Школе» претензии содержательного характера: какая же тема главная, о чем спектакль? Хотя это очень внятная апокалиптическая история с четкой драматургией. У «Цыгиля» же драматургии нет, как нет и драматургической логики. Тема времени представлена через фоновое тиканье часов в разных ритмах и намеренно затянутые сцены, которые изматывают зрителя своей протяженностью и монотонностью. Например, актеры повторяют одну и туже фразу. В спектакле, который видела я, это была фраза «Все нормально». Такой коллективный аутотренинг: все нормально, все нормально, все нормально. Часы напряженно тикают, при этом кажется, что время остановилось. И уж, конечно, ничего нормального тут нет.

о6

Сюжет «Колобка» и мотив «жизнь-копейка» не проходят четкой линий через весь спектакль, а представлены вкраплениями в череде пластических этюдов и житейских историй (сцена в клубе анонимных алкоголиков, разговор дочери и матери о сливочном полене). В какой-то момент один из героев говорит: «И мы немножечко подзабыли, зачем мы пришли».  Да, это так. «Цыгиль» — в этом смысле абсурдистско-иронический спектакль. Актеры Игорь Мосюк и  Алена Ложкина (мне кажется, им отведена линия «здравого смысла» в спектакле) время от времени вклиниваются в происходящее с забавными комментариями, остужающими пафос той или иной сцены (например, Ложкина о хороводе вокруг колобка говорит: «У баптистов праздник»). Пожалуй, юмор и прекрасные актерские работы – наиболее сильная сторона постановки Галины Ждановой, некоторые сцены вызывает настоящий театральный восторг. Мужчина (И. Мосюк), схватив за руку Женщину (Г. Самойлова), с остервенением таскает ее по полу, раскручивает вокруг себя, она в это время совершаем немыслимые кульбиты в воздухе. Оставшиеся герои с ужасом вопрошают: «Что он с ней делает?». Аттракцион длится довольно долго, в конце на последнем дыхании героиня Самойловой выпаливает: «Я люблю тебя!». Такой вот «балет на льду». Завершает спектакль изумительный дуэт Ольги Белинской и Евгения Чмеренко, которые рассказывают еще одну семейную драму. Муж и жена после двенадцати лет совместной жизни решают выяснить отношения:

Она: «Ты даже не знаешь Тарковского!»

Он: «Мы будем счастливы, только не вой!»

о3

Сидящий по соседству артист бросает томные заинтересованные взгляды на зрительницу по левую руку от себя, начинает вести с ней немой диалог, как бы проецируя семейные разборки героев Белинской и Чмеренко на свою соседку. Выглядит это невероятно уморительно. Импровизация?  Мне оценить трудно, так как я видела всего один спектакль. Необходимо сравнение. Предполагается, что каждый раз актеры будут играть новую вариацию на тему времени, поэтому, дорогие следующие зрители «Цыгиля», поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями! Расскажите в комментариях о том спектакле, который увидели вы!

Текст: Татьяна Булыгина.

Фото: Александр Коптяев

Добавить комментарий