Вы здесь
Главная > Без рубрики > Вечер Петра Мамонова, музыканта и поэта в клубе «Космонавт»

Вечер Петра Мамонова, музыканта и поэта в клубе «Космонавт»

«Вера, которую не разделяет никто,

называется шизофренией».

                                                                                                                         В. Пелевин

IMG_0530-2Самое удивительное, что данному выступлению невозможно было заранее приклеить удобный для всех нас формат или, что ещё вернее, ярлык. Ожидания скакали между моноспектаклем «Дед Петр и зайцы» и исполнением песен, скорее всего, из особо личного багажа музыканта. Ожидания не оправдались чуть более, чем полностью. И часть программы спектакля была, и те самые новые личные песни, умопомрачительный «дед Пётр» шаманил и даже «зайцы» наверняка тоже где-то были… А вот «ожидания» на концерт не пустили. Предупреждать надо…

До этого концерта я наивно полагал, что Петра Мамонова большая часть современной аудитории наивно воспринимает именно как актёра, связывая его сценический образ православно-церковного человека с ним самим. Он и сам этому мощно способствует, давая интервью, которые походят то ли на проповеди, а может просто на обычные житейские советы. А с другой стороны, самая малая и взрослая часть публики с трудом может в данной личности припомнить лидера самой сумасшедшей рок-группы СССР. Впрочем, на счёт малой части публики, это не к этому концерту. И на счёт восприятия Мамонова именно как рок-музыканта я тоже ошибся. Очень даже воспринимают, более того — именно этого и ждали. Давненько я не видел такой заполненный зал. Оценивать средний статический возраст на концертах последнее дело, а вот многочисленное присутствие так называемых поклонников классического русского рока и образованных гуманитариев с одухотворёнными лицами, извините за тавтологию, было налицо.

В одном из интервью перед премьерой «Деда Петра и зайцев» Пётр Николаевич изумительно заметил, что он уже привык к этим двум гитаристам-Мамоновым и вполне-таки с ними почти сроднился. А я с ними сроднился уже на десятой минуте монотонного гитарного перебора. Визуальный эффект был на грани голографических изображений из каких-нибудь «Звёздных Войн». Ну нельзя же так! А ежели человек выпил с устатку? Он же бог знает, чего может подумать! Атака клонов Мамонова, это как минимум. Чуть заскакивая с «зайцами» вперёд, честно признаю — народ выпивал, но гораздо меньше, чем на обычных обывательских концертах. Интеллигенция всё-таки… Однако пьяные выкрики типа: «Я уволился/уволилась с работы, давай!» звучали регулярно, что очень радовало.

Лично я совсем чуть-чуть не успел на концерт «Звуки Му», опоздал года на три и очень об этом жалею. Песни Мамонова всё-таки из другого мира, но нельзя заносить их в так называемую «чернуху», хоть они и накрывают пластом уныния и безысходности. Это другое, но наше дело состоит не в анализе творчества. Давайте я вам расскажу про самого героя.

Пётр Мамонов всё такой же абсолютный сумасшедший, пластичный и уродливо-эпатажный крутился под аккомпанемент своих гитаристов-двойников и декламировал свои песни. Вежливый, не очень то общительный, кланялся до пола и говорил: «Спасибо, Питер». Первая половина концерта с психоделическим эффектом, вгоняющим в транс, как ни удивительно, не усыпила публику. А публика порой сама не очень-то понимала, что происходит и зачем она здесь, но долг перед высоким андеграундным искусством делал своё. Зал взрывался лютыми овациями после каждой тихой паузы и отходом артиста за кулисы. Ритуал соблюдался строго, но после получаса начались просто разговоры, шатания и внимание чуть рассеялось. В конце концов, ценители «вам это не понять» тоже люди. А первое появление «зайцев» случилось уже после исполнения «Ганс Мой Ёж». Сдаётся мне, даже БГ после исполнения какого-нибудь «Рок-н-Ролл мёртв» так аплодировать не будут.

Дальше всё пошло проще, но экзотичней. Пётр Николаевич предстал в костюме эдакого Чака Берри — голубой с золотом, зато песни стали злые, а стихи добрее. После песенной скороговорки про историю милиционера (ну чем не ганста-рэп?), он прочёл проникновенные нежные стихи про зимний отпуск. Питер прореагировал так, словно все поголовно отдыхают по принуждению именно зимой в Крыму.

«Идёт зима, трамваи катят тише,

следы собачьи тоньше поутру.

Прохожие добрей и снег неслышней

стучится в грудь холодному стеклу».

Мамонов читал не одно стихотворение, простые и светлые, которые шли в резком контрасте с его новыми непонятными паранормальными экзальтированными песнями для умных эстетов среди которых я был полным тупицей. И вот в этой среде стойких поклонников своеобразного творчества опять стали проявляться предатели, которые настойчиво в полный голос требовали старый репертуар. На что Пётр Николаевич очень вежливо и так спокойненько говорил: «Извините, старых песен не пою. Могу спеть новую, если, конечно, это можно назвать пением». Ну и пел, или говорил, под неразборчивое дребезжание акустической гитары.

Может читателю покажется, что автор по своему скудоумию недолюбил академично настроенную аудиторию в клубе «Космонавт». Это неправда. Многие молодые типа-рокеры могли позавидовать реакции зала на, казалось бы, простые строчки песни «Блюз тайно тоскующего по дому человека»: “Я пошёл в универмаг и купил там всё..». Рёв в зале стоял как при откровении, наконец-то произнесённом в последние минуты человечества. И это было правильно. Может мы ещё не все превратились в куски потребительского г…на. Я, конечно, не буду объяснять, в чём там дело. Кто там был, поймёт, а кто не был — может ещё  услышать.

Примитивное и небрежное исполнение, заваленное кучей пустой фоновой музыки, изначально не располагает к интересному вечеру. Сложно — это далеко не всегда хорошо. Массовая истерия по популярности вперемежку с прошлыми рокерскими заслугами смешала многое. И дело не в банальной многогранности таланта, а в том, как нелегко было из рок-н-ролльной звезды стать культовым актёром, а потом ещё раз туда и обратно. К Мамонову настолько сильно пристают его роли, что нужно время для так называемого смывания грима. Врач в «Игле» или музыкант из «Такси-Блюз» для поколения 80-х впоследствии уже с трудом воспринимается в философско-исторических картинах. Это уже какой-то другой человек, с которым трудно было связывать рок-н-ролл, наркотики и эквилибристику современной музыки. Наверняка есть и будут люди, для которых будет шоком открыть для себя Мамонова как психоделического музыканта или проповедника правильной жизни. Хотя бы ради этого и стоило сходить на этот концерт. Уверен, что на следующем публики меньше не будет.

Текст: Алексей Романенко

Фото: Александр Шек

Добавить комментарий