Вы здесь
Главная > Без рубрики > Фестивальная анимация в Цифербурге: день первый

Фестивальная анимация в Цифербурге: день первый

«Вы никогда такого текста от режиссера не слышали. Это мало кто из режиссеров понимает; думаю, что те, кто понимают, стесняются это признать.» О взаимоотношениях с космосом и краткости века кинематографа на встрече, открывающей Дни Фестивальной Анимации в Цифербурге, поведал режиссер Константин Бронзит.

_DSC2842-2

«Я лично не знаю, как можно заниматься кино в течение всей жизни. В 60, 70, 80 и больше лет, — продолжает Бронзит. — Кино в нашей стране занимает высшую позицию после телевидения, журналистики и, может быть, интернета. Почему это так? Потому что любой вид искусства стремится к невероятной экономии в самом себе. У писателя есть слово, у композитора — звук. Экономия рождает мыслительный процесс и всячески его поощряет. Но кино, склонное к гигантомании, вбирает в себя все виды искусств, не стесняясь. Не стесняется еще и того, что цель его — заработать деньги. Это факт. Прибыль — любым способом. В этом проблема нашей профессии».

 

Интересно, что говорит режиссер и о кино, и об анимации не разделяя их, хотя тот же Норштейн, имя которого мелькало в разговоре, меньше всего связывал мультипликацию с кинематографом — для него она роднее литературе или театру. «Есть такое понятие «драматургия», — продолжает Бронзит, — от которого литература свободна, там есть законы, мы должны им следовать. Потому что наше существо за ними идет. Схема ясна. Можно отказаться от этих правил, но тогда это будет крайность — авторское кино». Вспомнил режиссер и о словах Жана-Люка Годара, который отводил кинематографу жизнь, равную по времени человеческой, и видел вслед за ней неминуемые метаморфозы.

 

_DSC2845-2

В рамках встречи были показаны некоторые картины Константина Бронзита: На краю Земли — мультфильм, доказывающий, что от повседневных забот и передряг не спрятаться нигде, даже на краю Земли, Кот и Лиса — русская народная сказка, созданная для мультипликационного сериала Гора самоцветов, красиво и уморительно снятая, а также Уборная история – любовная история — необычный ромком от мультипликации, номинированный на Оскар в 2009 году. На фоне этих смешных и добрых мультфильмов эффектно выделялась новая работа режиссера Мы не можем жить без космоса, которую в одном из своих интервью Бронзит окрестил психологической драмой.

 

Это история двух друзей, которые всю жизнь были вместе, и имели одну на двоих мечту — полететь в космос. Одному из них это удалось, но станция потеряла связь с ракетой. Поняв, что потерял друга, второй космонавт закрывается в своем скафандре (читай — в себе): внешне невозмутимая белая металлическая фигура прячет сломленного и скорбящего человека. Высвободить его не удается никакими способами, пока в одну ночь он сам не вылетает в дыру в потолке — в небо, в космос — оставив скафандр на Земле, и там, наконец, находит своего друга.

 

_DSC2807-2


Отличное чувство юмора режиссера обретает и на этой, инородной, казалось бы, для шуток почве свое место. Но от этого отчетливее проступает драматизм истории. На один из заданных их зала вопросов о собственном стиле Константин Бронзит заметил, что часто тот, кто больше всего ратует за свой стиль — прячется за ним.

 

А мультфильм, и правда, получился замечательным, как и все остальные работы режиссера. Оттого и странно, что создатель стольких прекрасных картин не желает заниматься режиссерской работой всю жизнь. Если честно, просто не хочется в это верить: в конце концов, упомянутый Константином Бронзитом Годар тоже считал в молодости, что кинематограф вечен, и кто знает, когда он ошибался — тогда или сейчас.

Текст и фото: Елена Петраускас

Добавить комментарий