Вы здесь
Главная > Театр > Детство, замри!

Детство, замри!

На сцене ТЮЗа им.Брянцева поставили знаменитое “Вино из одуванчиков” – повесть Рэя Брэдбери о детстве, о лете, о каждодневных открытиях возможных только тогда, когда тебе двенадцать лет.

в2

В детстве столько непонятного и удивительного, а вместе с тем страшного и пугающего. Главный герой, двенадцатилетний Дуг, хочет во всем разобраться и заводит с друзьями книжечку, в одной части которой записывает обыденности, а в другой – то, что нового можно увидеть в этой обыденности. А вокруг тем временем течет взрослая жизнь, и в каждом доме свои проблемы, недопонимания, ссоры и даже смерти.

Спектакль “Вино из одуванчиков, или замри!” – совместная работа мэтров труппы театра и студентов театральной академии, учащихся при ТЮЗе. И если для таких именитых артистов, как Сергей Дрейден, Ирина Соколова, Сергей Бызгу и Татьяна Ткач, это еще одни сильные роли среди огромного списка ролей, то для студентов, только начинающих свой творческий путь, это дебют. Если условно, то дети играли детей, взрослые – взрослых. И граница двух миров, которые никогда не понимали друг друга, прочерчивается особенно отчетливо. Взрослые – заложники своего прошлого, своих несбывшихся мечтаний. И это рождает слишком много проблем и разочарований. У детей же все еще впереди. Все фантазии кажутся реальными, все мечты осуществимыми.

в4

Спектакль – это своеобразные иллюстрации сознания ребенка. Игровое пространство, охватывающее еще и половину зрительного зала, такое просторное и широкое – самое то для игр. Настоящие деревья среди пустых рядов и светящиеся над ними цепочки лампочек придают ощущения какой-то таинственности и если не страха, то волнения детей перед неизвестностью, точнее, неизведанностью. Сама сцена напоминает какой-то одесский дворик советских времен – с балконами, лестницами, коврами на веревках, выставленными прямо на улице столами. Все это создано точечно, будто намечено штрихами, но при этом узнаваемо. Нет никакой точности, ведь для мальчика совсем не важно, что было вокруг, когда они играли в прятки или когда полковник рассказывал свои истории.

И лес, и дворик оживают с криками детей (студенты курса Л.В. Грачевой), высыпавшихся гурьбой из зрительских проходов. Они толпой выбегают на сцену, кружатся, танцуют, прыгают на скакалке, бегают друг за дружкой, смеются. Разделяясь на маленькие группки, они продолжают вести себя по-детски раскованно и активно. Их игры имеют для них самих важнейшее значение, а от вруньи-старухи, которая прикидывается, что когда-то тоже была ребенком, они пятятся, как он чумы. С их появлением и правда будто повеяло детством. Захотелось бежать вместе с ними, замирать по команде и снова бежать.

в

В отличие от беззаботных детей, свободно перемещающихся по всей сцене, у взрослых каждому определенно свое место, свое маленькое игровое пространство. На сцене “заряжено” сразу несколько точек действия. В центре в своем кресле сидит полковник Фрилей (Сергей Дрейден), справа в углу – мороженщица (Ольга Карленко) со своим лотком, слева – расставлены сундуки и платья миссис Бентли (Антонина Введенская). За ней – длинный стол семейства ювелира Лео Ауфмана (Сергей Бызгу), а у рампы – качели и скамейка, которые занимает то журналист Билл (Андрей Шаповал) с Элен Лумис (Ирина Соколова), то Дуг (Федор Федотов) с друзьями. Все эти небольшие островки частной жизни, детально обусловленные ключевыми для каждого персонажа предметами, поочередно включаются, чтобы продолжить играть свою линию. Тут работает принцип игры “замри”, в которую играют Дуг и его друзья в первой сцене. Пока действие проигрывается в одной точке сценического пространства, другие погружаются в темноту и точно замирают по команде, а продолжают движение, лишь когда луч прожектора снова направится на них.

Повесть, сотканная из воспоминаний и впечатлений, в спектакле рассказана как бы мозаично. Полноценная картинка мира собирается Дугом благодаря сделанным им выводам. Параллельно рассказанные истории взрослых людей связываются воедино именно в его понимании. И, можно сказать, зритель смотрит на мир его глазами. Дуг – водящий во всех детских играх, он единственный из детей, кто анализирует события и пытается понять эту жизнь. У Федора Федотова, исполняющего роль Дуга, получается мальчик, познающий этот мир, на каждом шагу открывающий что-то новое, временами путающегося и чего-то непонимающего, но желающего во всем разобраться. В нем нет той беспечности и легкомысленности, как у остальных детей.

в3

Некоторые сцены сильно выделяются из общего ритма спектакля – они сделаны особенно проникновенно и сильно. И такие эмоциональные вспышки как нельзя лучше передают силу потрясения ребенка. Полковник в последние моменты своей жизни слышит в телефонной трубке мелодию известной всем “Besame mucho”, в попытках танцевать он уходит со сцены, а к его опустевшему стулу выходит целый оркестр (студенты) в черных плащах и проигрывает эту же мелодию. В третий раз всё та же композиция звучит уже из динамиков, а студенты складывают инструменты на то место, где всегда сидел капитан, и это точно возложение цветов на могилу. Сильная сцена и ухода бабушки Дуга. Чувствуется легкость, с которой она уходит, ее добрые наставления, пропитанные грустью и радостью одновременно, и взгляд мальчика, умоляющий остаться и в то же время беспомощно отпускающий. Добавляет эмоций этому моменту проникновенное до мурашек пение со сцены.

Для вокальных исполнений, довольно часто вкрапляемых в спектакль, даже отведена отдельная небольшая сцена с микрофонной стойкой. Ангелина Закерьяева, Анна Дразнина и Мария Хрущева поочередно выходят к микрофону и исполняют песни, будто звучащие в мыслях героев, точно подыгрывая атмосфере данного момента. Получается что-то вроде саундтреков к жизни. При этом каждое выступление – будь то “Счастье мое”, будь то Элвис Пресли – сделано качественно и профессионально.

в5

Спектакль только-только предстал перед зрителем, и, безусловно, ему еще предстоят доработки, понадобится время для сыгранности и какое-то количество показов на зрителя. Но и сейчас это уже очень хорошая и уверенная заявка о себе для начинающих актеров, так живо, так легко вобравших себя все детское и выплеснувших это на сцену.

Текст: Яна Чичина

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments