Вы здесь
Главная > Театр > БТК-фест: Замогильный Эльсинор

БТК-фест: Замогильный Эльсинор

Третий день фестиваля «Театр актуальных кукол. БТК-фест» завершил спектакль Могилевского областного театра кукол. Режиссер И. Казаков поставил шекспировского «Гамлета», но поставил так, что его не сразу и узнаешь.

IMG_2848-2

Всю известную историю о принце датском будто бы разыгрывают могильщики. Спектакль начинается с того, что к вкопанным в землю лопатам с крестами вместо рукоятки входят облаченные в черные костюмы и черные чепчики артисты. Покопавшись в земле, все уходят, на сцене остаются лишь двое. Они в мгновение ока создают из лопат кукол — облачив ручку в свои плащи и приделав тряпичные руки и головы. Таких длинных несуразных тряпичных кукол с непропорциональными конечностями в спектакле будет неимоверно много.

IMG_2742-2

Эти далеко не самые приятные внешне куклы — некоторые даже напоминают чучела — бережного отношения артистов, кажется, не заслуживают. Они летают по сцене, падают на зрителей в зале, их разрывают и скрепляют вновь. Куклы здесь не полноправные персонажи, а лишь часть их. В спектакле стирается грань между куклой и артистом, так как они постоянно заменяют друг друга, а иногда и играют параллельно. Так же, как актер и кукла перемешиваются в роли,  игра куклой смешивается с игрой в куклы. Все это воспринимается как какой-то совершенно безумный микс, одновременно создающий хаос в том самом сумасшедшем Эльсиноре.
IMG_2856-2Спектакль заявлен как «трагифарш», как бы заранее предупреждая о том, что это будет полный треш. И это действительно так. По содержанию это похоже на пародию — шутки, черный юмор, сцены явно 18+. Сам Гамлет здесь — супергерой, твердящий скороговоркой фразу: «Кто если не я». Все происходящее напоминает то ли ожившие комиксы, то ли перенесшиеся на сцену мультфильмы. Гамлет смешон и нелеп в своем костюме Супермена, а его прототип — тряпичная длинная кукла, которую он периодически носит на спине точно рюкзак, придает ему еще большей детскости. Он единственный, кто бережет свою куклу. Обнимает ее, прижимает к себе, и кажется, что он доверяет только этому существу. Но эта кукла и есть Гамлет. Возникает путаница, из которой ясно лишь, что Гамлет любит и понимает только себя. Чтобы точно описать этого Гамлета, подойдут два слова — странный и наивный. Он что-то между кривляющимся запутавшимся ребенком и сумасшедшим. Кто же все-таки Гамлет — заигравшийся в мультфильмы мальчик или человек, наивно верящий в справедливость и доброту? Этот вопрос остается риторическим, как и избитое «Быть или не быть».

IMG_2983-2

А монолог «Быть или не быть » становится ключевым в спектакле. Из голоса Гамлета пропадают издевки и насмешки. Он становится если не серьезным, то близким к этому. Детскость улетучивается в один миг, и Гамлет уходит мстить со страшным, совсем не детским оружием – бензопилой. Ряд черных картинок, висящих под потолком, опускается точно занавес, и за ними происходит настоящая резня. Режущий глаза красный свет, рев бензопилы и силуэты разлетающихся кукол — все, что может увидеть и услышать зритель. Но этого вполне хватает, чтобы понять – хэппи энда не будет. Гамлету не удастся изменить этот мир. Только если уничтожить.

Текст: Яна Чичина
Фото: Антон Иванов

Добавить комментарий