Вы здесь
Главная > Театр > «Вспоминая моих несчастных шлюх»: Мир уже не тот, потому что в нем осталось мало таких, как ты

«Вспоминая моих несчастных шлюх»: Мир уже не тот, потому что в нем осталось мало таких, как ты

«Не дай себе умереть, не испытав этого чуда ‑ спать с тем, кого любишь»

 (Касильда Армента, Memoria de mis putas tristes)

ш9

Вот уж правду говорят, любви все возрасты покорны! Героя «Memoria de mis putas tristes» она настигает на закате жизни, в 90 лет. Бывалый любовный кутила и сейчас задумал ночь страстной любви, но на этот раз пожелал не бывшую в употреблении путану, а юную непорочную девственницу. В России это сочинение Маркеса не ставил еще никто, и театр «Мастерская» стал первопроходцем в его «магическом реализме». Под руководством режиссера Екатерины Гороховской повесть была переработана в двухактную постановку, а воссоздать атмосферу Южной Америки взялась Юлия Колченская, проработавшая горячие латиноамериканские мелодии и танцы.

ш3

День, в который  родился Мудрец — а именно так называют его на работе и в борделе —  всегда самый жаркий в году. Поэтому герой лежит в подвешенном на сцене гамаке и изнывает от жары, а рядом – стол, заваленный бумагами, и пара плетеных кресел. Несмотря на данные матери обещания жениться молодым, Мудрец так и остался в одиночестве, коротая свои вечера с продажными женщинами. Понятия «любовь» и тем более «умирать от любви» были «Мудрецу» не знакомы, он не замечает любовь в собственном доме, он привык покупать ее. И в этот раз, сделав себе подарок на 90-летие, он вновь купил, но жизнь решила подшутить над стариком, пустив стрелу Амура в его сердце. И тогда он понял, что ни за какие деньги мира он не может купить или продать те чувства, какими воспылал к своему «заказанному товару».

ш2

«Вспоминая моих несчастных шлюх» — это яркая и насыщенная действиями постановка. Чего стоит поездка нашего Мудреца на велосипеде по камерной сцене «Мастерской»! Зрителям с первых рядом наверняка было не по себе от мысли, что лишь одно неловкое движение — и актер может упасть со сцены. Общие танцевальные номера, игры в переодевания из путан в журналистов и постоянно появляющаяся постель со спящей Дельгадиной (юной девственницей) – все перестановки для очередной мизансцены могли показаться суетливыми и даже неповоротливыми, если бы не общая стилистика спектакля. Иногда казалось, что главные персонажи здесь не Мудрец и Дельгадина, а все шлюхи из борделя, ведь именно они создают массовку, атмосферу. Эти красивые, раскованные женщины, обладающие всеми неотъемлемыми для их профессии качествами, создавали именно ту атмосферу, которую хотелось увидеть, собираясь на спектакль по «Шлюхам» Маркеса. Именно эти персонажи стали самыми яркими, интересными, а главное, шумными – именно такими представляешь себе колумбийских шлюх. В противовес им стоит образ Дельгадины, как назвал ее Мудрец, вспомнив песенку из испанского фольклора, где несчастную девушку запирают в башне умирать от жажды. Дельгадина всегда молчит. Он видит ее спящей, и она лишь бормочет что-то под нос, она приходит к нему в видениях и слегка смеется, но все же нема. Этот загадочный, почти мифический образ сводит старика с ума, бывает, он думает, что ее и вовсе не существует, настолько она кажется нереальной. Хороший ли это персонаж? Не думаю, ведь как бы чиста она ни была и какой бы невинной ни казалась на фоне остальных путан, она все же изо дня в день остается в борделе в надежде продать себя. В целом здесь нет полностью отрицательных или положительных героев, здесь в  принципе нет героев, есть живые люди, которые хотят отдавать, получать и чувствовать, они все чего-то ждут, каждый на что-то надеется. Такие персонажи близки зрителям, ведь они также состоят из плоти и крови, ошибок и неудач, каждому из них сопереживаешь, ведь каковы бы ни были внешние условия, эти люди не черствеют, они продолжают жить, любить и верить.

ш10

Хотя после вышедших в 2004 году «Шлюх» в печать вышла еще одна повесть Маркеса — «О любви и прочих бесах» — именно «Memoria de mis putas tristes» считается последней в творчестве писателя. Это блестящий материал для постановки, он настолько идеально высечен и отшлифован, что кажется, будто ничего более идеального и не придумать. Именно это и может создать впечатление незавершенности, недополучения ожидаемых эмоций от спектакля, но не стоит забывать, что это отдельное произведение. Спектакль поставлен по книге, любимой многими, но над постановкой трудилось много людей и они пытались создать нечто красивое и запоминающееся. Им это удалось. Может быть, не на все сто процентов, но определенно удалось!

 Текст: Екатерина Приклонская

Фото: Дарья Пичугина

comments powered by HyperComments