Вы здесь
Главная > Кино > Open Cinema: хроника фестиваля: день второй.

Open Cinema: хроника фестиваля: день второй.

Пока 2 августа Санкт-Петербург пестрел сине-белыми полосами в день ВДВ, на пляже Петропавловской крепости набирал обороты второй день фестиваля OPENCINEMA.

Переждав терпимую задержку в полчаса, аудитория вздрогнула от неожиданного, озарившего площадку голоса ведущего: «второй день кинофестиваля можно считать открытым!» На сей раз покорили публику группа роковых (ударение по желанию) барышень ИВА-НОВА и театр АХЕ. Оба коллектива – выходцы из легендарной Пушкинской 10. Лёгкий ветер с Невы, нежный музыкальный экстрим, красочный манифест и витающие в воздухе ароматы шашлыка дали понять: на втором дне фестиваля есть всё и для каждого, на свой вкус, цвет и даже запах. Впрочем, как и представленные в этот день короткие метры.

Пронзающий, обволакивающий вокал, чеканные ритмы, глубокие басы, развевающиеся в такт музыке волосы, эмоциональные раскрепощенные танцы в продолжение музыки – верный признак того, что на сцене ИВА-НОВА. Причем, подобной раскрепощенности девушки ждут и от аудитории. Даже название ей дали соответствующее — «open mind» — аудитория, т. е. люди с таким же распахнутым сознанием. Творчество театра АХЕ, кстати, находит свой отклик у такой же публики. Возможно, именно это сходство делает коллективы по-настоящему дружными. И это всё несмотря на разъезды ИВА-НОВЫ по Европе и гастроли АХЕ по фестивалям. Сами девушки упомянули связь с АХЕ прямиком со сцены, рассказав историю появления названия песни «Хрустальная электричка». Один из участников именно так отозвался о композиции девушек, заскочив на минутку в гости, как часто бывает в питерской творческой тусовке.

Барышни играют с 2002 года, в Европе их достаточно хорошо знают, а в родной России нет. Может, из-за того, что публика наша, к сожалению, скована или стеснительна, но только не на OPENCINEMA! Хотя в танцы, на которых так настаивали девушки, пустились немногие. Зато именно зрители фестиваля стали, возможно, первыми слушателями нового альбом «Крутила пила», который выйдет только в сентябре.

В музыкальном арсенале ИВА-НОВА аккордеон, варган, клавиши, гитара, бубен, ударные. В ход пошла даже старая стиральная доска, на момент выступления ставшая трещоткой. В импровизированном зале на берегу Невы каждую песню встречали одобрительным свистом. Песни группы будто подводная, затягивающая воронка, появление которой предвещает возглас Анастасии Постниковой: «Техно-фолк вашему вниманию!». Их можно сравнить с какими-то внутренними озарениями.

Раз – сели на корточки в круг, два – ладони друг о друга рисуют ритм, и выступление перерастает в шаманский ритуал. Двое детей присоединились к процессии музыкального погружения, не обошлось без «жертв» – порванная майка мужчины, кружащего этих маленьких проказников. Зал танцует сидя, зал танцует стоя: магия ИВА НОВА действует только на открытых и свободных, их творчество – своеобразный музыкальный отбор.

Упомянутую дружбу коллективов подтверждает и то, что музыкальное оформление выступления АХЕ тоже отчасти на плечах хрупких девушек. Наталия Потапенко (аккордеон) и Екатерина Фёдорова (ударные) составили компанию другим двум музыкально-электрическим магам АХЕ. Театр буквально строится на сюрпризах. Представленный спектакль «Монохром» имеет способность хамелеона и подстраивается под любое событие, каждый раз находя всё новые способы завершения представления. В этот раз свой конец «Монохром» обнаружил в водной глади Невы.

В театре АХЕ уже и не разобрать: артист перед вами или художник, или иное творческое воплощение той или иной мысли. В любом случае, специфика выступления бойких мужчин с бородой – крайность (в прямом и в переносном смысле слова). Конструкция сцены, на которой в этот раз имел место своеобразный перфоманс – подиум, на конце которого находились на протяжении всего представление участники.

Как и у девушек из ИВА-НОВА, у ребят из АХЕ в ход также шло практически всё. Ребята разукрашивали открытое сознание, да и себя самих, то стикерами, то краской, то горячей лапшой, от которой раздаются болезненные вопли, а то и вовсе били друг о друга бутылки шампанского. Весь арсенал был спрятан в пакеты, развешенные по обе стороны подиума. Над головами выступающих то кружилось облако золы, то красный дым обволакивал думы, и стремглав летел на ту сторону Невы. Дети гостей фестиваля были также не против подкрасить участников: подбирая с земли баллоны или ватные шарики, они направляли свои творческие порывы прямо на ноги выступающих. АХЕ – это не только неожиданные «красящие» материалы, но и такое же внезапное содержания книг об истории Романовых или Ленине. Вместо научных исторических текстов из уст читающих звучат своеобразные манифесты благодарности – раскрашенные скептики говорят спасибо то отражению, что делает нас заметными, то музыке, которая делает нас подобными. Каждые строки построены на абсурде: так пустоту АХЕ благодарит в первую очередь за наполненность, например, среди субтитров и фильмов в формате 3D.

Однако хочется верить, что под подобным девизом фестиваль OPEN CINEMA не пройдёт, ведь в своих речах ребята были весьма искренни: именно за искренность они благодарят наполненные бокалы. Без них, кстати, на фестивале тоже не обошлось. Радует, что в Неву купаться, отмываться от «краски» побежали только участники представления, а не завороженные зрители фестиваля, рванувшие за бородачами вслед.

После серии авангардных выступлений, международный фестиваль можно назвать событием европейского качества, европейской публики, а не российской. Статус международного фестиваль подкрепил пятичасовым парадом фильмов как конкурсной, так и внеконкурсной программы. В эту ночь на пляже можно было насладиться анимацией от Саши Свирского, в частности работой на музыку Леонида Федорова и слова Алексея Хвостенко и замечательным мультипликационным рассказом о летчике, которые, как известно, бывшими не бывают. Самые стойкие смогли дожить и до других «анимационных клипов»: фильма на песню группы Крематорий – «Микроб Бондарчук», бельгийские ритмы  «Around the lake» режиссеров Наоми Марсили и Карла Русенса. Эта ночь также не обошла вниманием экспериментальное кино: следуя по стопам Улириха Зайдля и его «Моделей», немецкий режиссёр Моритц Краммер ушёл в иную модельную крайность с его фильмом «Съешь». Очаровательная девушка вслед за ложечкой йогурта продолжила уплетать стул, стену, внутренности телевизора. Не обошлось и без сатирического памфлета, в частности работ «Превосходный день» Огужана Кайя, «Мегаполис» Александры Хетмеровой, «Пустынная земля» Мишеля и Ури Кранот. Фильмы о взгляде на офисных работников, поглощенных своими обязанностями, приправленными сахаром из скрепок, или о рождении новой жизни в современном мире, а так же о доле матери-одиночки, хоть она и Горгона, – вот те темы, через которые режиссёры всего мира пытаются достучаться до зрителя.

В эту ночь стены Петропавловской крепости буквально впитали в себя послания кинематографистов, воздух наполнился парами авангарда и экспрессии, а в головы аудитории буквально вонзилась мысль, что подобных фестивальных опен-эйров должно быть гораздо больше. Именно в это время свершаются встречи великого и прекрасного со зрителем, в окружении столь же прекрасного и величественного архитектурного наследия и ошеломляющего пейзажа. Под занавес даже дети, время от времени прикрывающие глаза в интимных, деликатных местах фильмов, настаивали: «Люди, посмотрите в зад! Там такая красота!».

Текст и фото: Александра Сливинская

comments powered by HyperComments