Вы здесь
Главная > Без рубрики > Кошмары Макбета

Кошмары Макбета

Знаменитый европейский режиссер Люк Персеваль, известный петербургским зрителям по спектаклям «Вишневый сад» или «Братья Карамазовы», которые режиссер привозил на Фестиваль в Балтийский дом, в этом же Балтийском доме поставил пьесу Уильяма Шекспира «Макбет». Премьера первой постановки Персеваля в России состоялась 30 мая.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дым, заполнивший не только сцену, но и зал, наклоненные железные балки, подвешенные над сценой и пересекающиеся бесконечно много раз — это и мрачный замок Макбета, и темный дремучий дульсинамский лес. Вот, в принципе, и все, что находится на сцене. В декорациях – свойственный Персевалю минимализм. Количество действующих лиц тоже значительно поубавилось, пьеса сокращена, а точнее, переведена заново –  Марина Коренева перевела ее с немецкого варианта специально для постановки.

Все акценты смещены на внутреннее состояние героев. Тот ужас, тот кошмар, творящийся в голове у Макбетов, задумавших, а потом и совершивших кровавые деяния, – вот основная тема, которую хочет передать Персеваль.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAНа втором плане корчатся практически обнаженные, прикрытые лишь длинными густыми накладными волосами, девушки. В их временами рассеянных, временными систематичных и резких, но всегда искореженных и неестественных движениях и выражаются эти кошмары героев. Это не просто ведьмы, предсказавшие Макбету (Леонид Алимов) и Банко (Дмитрий Гирев) его будущее. Они — его мысли, его восприятие мира, его страхи. Непохожие на людей, напоминающие каких-то диких существ, они остаются на сцене от начала и до конца, как и ужас в душе Макбета.

Как правило, ощущение страха останавливает время. И Персеваль дает зрителю почувствовать эти тянущиеся минуты, эти секунды, больше похожие на часы. Действие спектакля развивается точно с эффектом замедленной съемки. Так и хочется нажать на «play», чтобы действие приобрело привычную для человека из 21-го века скорость. Постановка практически погружена в тишину – вначале артисты даже говорят шепотом. Лишь несколько раз тишину разрывает холодные, будто металлические звуки электрогитары. Эти элементы фильма ужасов — тянущееся время и тишина, сменяющаяся зловещей музыкой — как нельзя лучше подходят для передачи внутреннего напряжения Макбета.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAЗритель становится буквально свидетелем раскрытых нервов героев: вроде бы железных (как балки-декорации), но в тоже время человеческие (слабые, не выдерживающие). Зритель видит этот страх ползающий внутри Макбета, слышит стучащий в голове ужас. Холодное пустое пространство, в котором Макбет практически наедине с этой массой искореженных мыслей — неудивительно, что все эти назойливые видения он отчаянно пытается смыть водой, то обливаясь ей из бутылок, то окуная голову в ведро с водой.

Леди Макбет (Мария Шульга) превращается из девушки-кокетки в обезумевшую женщину, а потом и вовсе в бледное привидение,  напоминающее ведьм. Вместе с ней в финале спектакля их становится девять – неслучайное магическое число, вмещающее в себя весь цикл жизни. Леди Макбет у Персеваля жаждет не столько власти, сколько любви и внимания. Отсюда и откровенные сцены Леди Макбет и Макбета, отсюда и ее душераздирающие крики: у нее свои поводы для оцепенения, свои кошмары. Но в итоге, любовь заменить властью не удалось – все оказалось зря. Вот он, вопрос, которым задаются шекспировские герои: «Зачем все это было нужно? Ведь все бессмысленно…».

Текст: Яна Чичина

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий