Вы здесь
Главная > Около > Беспощадная тяга к глубине

Беспощадная тяга к глубине

Ольга Туркина – молодой петербургский поэт и, как выяснилось, художник. 14 мая в галерее Сергиенко открылась ее первая выставка рисунков «Прогулки по краю», над которой Ольга трудилась десять лет.

JvzQ3rHFjAMВстретил гостей сам Алексей Сергиенко, художник, работающий в направлении поп-арта и владелец галереи, в которой выставки молодых артистов – частое явление. Он объяснил политику своего проекта: «В галерее мы проводим выставки тех авторов, которые нам по душе. Мы не берем деньги за помещение, самое главное условие – нам понравиться. Когда мы в первый раз пообщались с Ольгой Туркиной, я понял, что ее творчество – уникальная вещь. В последнее время все проекты, о которых я слышу, – достаточно коммерческие. Их объединяет стремление к каким-то материальным благам. Здесь же я увидел, что человек создавал коллекцию около десяти лет. Первые работы относятся к 2005 году. Для меня это уже значимо. Сколько труда и желания во всем этом».

Художник получила всестороннюю поддержку творческих объединений. Помимо Сергиенко, экспозицию представляли творческое движение «Я Так Вижу» и Центр поддержки Искусств Санкт-Петербурга.

«Выставка эта – первая в жизни человека. Первая в жизни творческого человека, и первая выставка в жизни человека с многогранным талантом. Однажды мы познакомились с Ольгой. Однажды я увидела ее работы. И когда я их увидела, они просто напрашивались на выставку», – прокомментировала творчество Ольги Туркиной Анастасия Данилова, одна из основателей творческого движения «Я Так Вижу».

7XLM6coyJt4После лестных комментариев организаторов экспозиции, родственников, друзей и наставников Ольги, гостей пригласили на второй этаж галереи Сергиенко, где собственно и располагались рисунки. Внимание: не картины. Если вы ожидаете увидеть огромные холсты в рамах, то здесь вы их не найдете. Зато обнаружите множество рисунков формата А4 и меньше. Пишет Ольга Туркина в некоем подобии жанра сюрреализма, абстракционизма, экспрессионизма. И стоит отметить, есть в этом что-то бесподобно бессознательное – неконтролируемое психологическое начало. Но в целом рисунки оказываются голыми идеями, не обтянутыми эстетической традицией рисунка как такового. Некоторые работы можно просто заменить названиями: пусть зритель сам вообразит в своей голове «половину лица, смотрящую внутрь».

Рисунки определенно хороши как идеи. Но идеи подростка, которому максимум 19-20 лет. В дальнейшем же этому выросшему молодому человеку хочется большего: авторской эстетики, которую мы нигде никогда не видели. Эта же эстетика находится чаще всего в школьной тетради ученика, которому надоело сидеть на скучном уроке. Хотя этот ученик и умеет рисовать. Но Ольга Туркина уверенно говорит: «Я так вижу».

По сути, рисунки – иллюстрация ее стихотворений и мыслей-строк. Не зря программа мероприятия включала в себя не только выставку, но и мелодекламацию.

Но в Ольге Туркиной как поэте – похожий синдром: бессознательное начало – определенно выигрышная составляющая стихотворений. И отсутствие рифм в данном случае намного лучше редкого их появления. Автор как будто вспоминает об их существовании и неестественно компонует в текст (хотя и крайне редко).

9yZpPbEIBXsО своем стихотворении «Безголовое платье» Ольга, например, рассказала, что оно пришло к ней во сне. Объяснила, что эта работа – на грани сюрреализма. И оно интересно ровно до тех пор, пока бессознательное начало не давится под воздействием разума, стремящегося заключить неадекват (в положительном значении этого слова) в свои крепкие объятия:


«Безголовое платье ворковало со мной весь день

Вязаное и шёлковое, увязалось и шло за мной

Пыталось угадать мои любимые темы бесед

А когда нас начали обступать сумерки

Его губы (в воздухе), похожие на красно-золотую рыбку,

Невзначай нарочито коснулись меня,

Я одёрнула платье. Поверх пустоты.

Ощутила в нём гладкое тело, ощутила тепло.

Но отшатнулась, и мы зашагали в узкое горло улицы

Чтобы вырваться (выплеснуться) в площадь, как голос из связок – в зал.

Безголовое платье опережало меня на полшага

Забегало вперёд, чтобы видеть моё лицо –

Проверять его».


Из этой красочной картины позже выявиться простейшая бытовая картина, от которой хочется быстрей отвернуться:


«Странный дизайн для гламурной блондинки, коей оно безусловно являлось бы,

Будь у него голова.

Проходя вдоль витрин бутиков

И сквозь галереи авторских ателье

Безголовое платье потерялось в толпе манекенов, корсетов, каркасов женщин,

Оставался тембр, разбиваемый театральным смехом

Наконец мы осели в осенней скамейке. И платье – село,

Стало кукольно меньше, ссутулилось и зашептало.

«Я без ума от тебя, безумная, я совсем потеряло голову» — вымолвило оно,

и рукав сложнейшего принта взлетел и опал на моё колено.

Я утвердительно сбросила его, и больше рукава не взлетали.

Вообще пропала их схожесть с крыльями».


Это стихотворение, пожалуй, и есть характеристика творчества Ольги Туркиной. Бессознательная, порой доведенная до абсурда идея постоянно борется с тем, что говорить нужно образнее, красивее, эпатажнее. Только работ таких много, не так уж они уникальны. Потому что красочное бессознательное можно вычленить из любой головы (благо не все умеют это делать), а вот упорядочить так, чтобы это стало еще и глубоким – дело нелегкое.

Вот и получается такое безголовое платье. «Та губительная, мне почти хочется сказать, беспощадная тяга к глубине?»

Я так вижу.

Текст:Ольга Кондрахина
Фото: из интернет-архива

comments powered by HyperComments
Ольга Кондрахина
2014-05-22 13:39:26
Работы убрали.