Вы здесь
Главная > Кино > Стартап. Импрессионизм цели и средств.

Стартап. Импрессионизм цели и средств.

p_174584

Если есть возрастной ценз плюс (+) то, наверное, должен быть и минус (-) . Так, фильм молодого режиссера Романа Каримова «Стартап» лучше всего смотреть людям до 60 лет. Более половина слов, произносимых в картине для старшего поколения будет звучать китайской грамотой.

В сущности, режиссер занял нишу, пока пустующую, и сделал фильм о том, что в России жить можно и нужно. О том, что так презираемая многими «рашка» не помойка, а интеллектуальный ресурс планеты. О том, что проблемы можно решать и здесь, где «есть шанс, пускай один из десяти», а не только там, где «не качает, сухо, и есть чем дышать». Никакого наносного «ура» -патриотизма, и все же «бинго» — попадание в самую точку современных настроений на волне Олимпиады, Крыма и прочих больших и маленьких причин для гордости или споров. А если есть, о чем спорить, значит жить интересно. О том, что жить здесь и сейчас можно интересно и продуктивно повествует фильм «Стартап».

Картина ориентирована исключительно на молодежную аудиторию. О том говорят используемый сленг и любовь к приколам. Именно веселья ради режиссер выступил на этот раз под весьма говорящим псевдонимом — Игорь Сколков. Почему бы и нет, если речь в фильме идет об инновациях в сфере  IT—индустрии, о становлении молодого российского бизнеса, о юных, трудолюбивых, целеустремленных, а потому успешных. Фильм отлично годится для промывания мозгов тем, кто считает, что у нас нет возможностей употребить свои таланты и организационные способности по назначению, ибо коррупция, бюрократия, неуважение, неверие и т.д. Недаром картиной заинтересовались учебные заведения разных уровней — от школ до вузов. Ее собираются использовать как учебное пособие для предпринимателей.

p_595008

И для этой цели новое произведение Каримова приспособлено идеально. Дело в том, что картину сложно назвать художественной. Скорее это высказывание, мощный выброс мыслей о поколении и новых технологиях. Минимум художественно-выразительных средств. Нарочитое презрение ко всем канонам классической кинопродукции. Легкий отсыл к «догме». Нечто подобное уже наблюдалось и в замечательных «Неадекватных людях» — предыдущей работе Романа Каримова. И это уже, пожалуй, узнаваемый авторский почерк, признак самобытности.

К реализации своего замысла картина прет как паровоз. Отметается все лишнее, есть только герои и их достижения. Замечательно, что в основе сценария лежит история многих успешных брендов, таких как Яндекс, ABBYY и других. Это фильм о реальных людях с их настоящими историями, о чем упоминается в начале и в конце. И это тоже играет на молодого зрителя: все было, ничто не придумано, только берись и делай!

p_595010

Талантливый молодой программист Борис (Евгений Ткачук) создает первую российскую программу-поисковик. Запустить ее в обращение, внедрить в массы ему помогает институтский друг Сева (Шамиль Хаматов) — одаренный организатор. Наблюдать за тем, как герои пробивают стену недоверия, сомнения и неудач, какой ценой достигают успеха — здорово. Для Евгения Ткачука  роль почти знаковая, она позволила продемонстрировать актёру свою разноплановость, ведь предыдущий фильм «Курьер из «Рая» таил в себе опасность навсегда приклеить к нему ярлык златокудрого доброго молодца.

p_592885

Однако во всем, что оплетено вокруг главной сюжетной цели фильм провисает. В первую очередь в сценарии. Он представляет из себя динамичную, но не плавную, скорее схематичную конструкцию. Кажется, что работа сделана штрихами, как мазками импрессионистов. Отдельные сцены зачастую не взаимодействуют друг с другом, и не всегда можно понять, что действие уже переместилось на несколько лет вперед. Сюжетные линии всех героев похожи на заготовку из теста, которую забыли положить в печь — они обслуживают историю, двигают действие, но не имеют самостоятельной жизни, развития или существуют в очень банальных обстоятельствах. Такова, к примеру, роль жены Бориса Инги (Иева Андреевайте) — трудно представить себе более плоскую и скучную структуру и фабулу роли,  написанную явно только для того, чтобы придать техногенному образу главного героя хоть немного человеческой живости. История друга Бориса Севы тоже не имеет внятного завершения, да и самой истории в общем то нет — зритель так ничего и не узнает об этом герое, кроме того, что он умеет убеждать. Если роль и запоминается, то исключительно благодаря Щамилю Хаматову, который, как и его сестра Чулпан, обладает удивительной звериной пластикой проникновения в образ. Из сценария в принципе удалено почти все личное, все, что мешает продвижению основной идеи. Некое развитие присуще лишь образу Бориса, который из неуверенного вчерашнего студента превращается во властного и успешного бизнесмена.

p_595007

Не соответствует сценарий и образцовым правилам пошагового взросления характеров путем взлетов и падений в жизни героев. Неудачи их, конечно, преследуют по дороге к успеху, но они скорее порожки, через которые перешагивается легко и незаметно. На экране показана обычная жизнь, мирная и очень знакомая, нарушаемая личными неурядицами, заботами, передрягами, но не глобальными внутренними и внешними катастрофами. Трудности представляют из себя все те же мазки маслом на полотне, а не огненные взрывы. Этим фильм выгодно отличается от стандартной голливудской продукции и возвращается к классическим отечественным картинам времен «оттепели» и новой волны.

p_595011

Вообще, ко всему, что не имеет прямого отношения к цели рассказать о том, как можно честно заработать на инновациях, режиссер относится с намеренным философским легкомыслием. Особенно это касается не глубинного, а наружного. За 20 лет, промелькнувших на экране, герои так и не состарились. Для видимого выражения 90-х не нашли ничего более красноречивого, чем шапки-ушанки и черные куртки. А уже в начале «нулевых» героев и вовсе одели по нынешней моде, в вещи, которых тогда и в помине не было. Даже на то, что в 96-м слова «вштырить» еще не существовало, можно не обращать внимания.

p_595012

В целом фильм представляет собой совокупность размытых штрихов, поддерживающих нужную атмосферу вокруг главной идеи. Такими же штрихами, выстраивающими среду фильма стали замечательные работы Эммануила Виторгана, Андрея Соколова и Семена Морозова. Они придали картине нужный градус ностальгии. Этим же настроением окрашен и самый красивый, заключительный, словно нарочито смазанный кадр — остановленное движение, требующее продолжения. Этот стоп — кадр снова отсылает к кино 60-х, как напоминание о том, что опора уже давно у нас есть, значит пора вставать на ноги.

 Текст: Дарья Евдочук         

Добавить комментарий