Вы здесь
Главная > Театр > «А все бегут-бегут-бегут, и я бегу»

«А все бегут-бегут-бегут, и я бегу»

В преддверии Нового года в Балтийском Доме Анатолий Праудин представил премьеру — спектакль «Осенний марафон. P.S.». Постановка создана по киносценарию Александра Володина «Горестная жизнь плута», написанного к фильму Георгия Данелии «Осенний марафон». В отличие от популярной советской киноленты, спектакль решен в ироническом ключе. В фильме перманентно возникают кадры с бегущим Бузыгиным – не только совершающим утреннюю пробежку, но и спешащим от одной женщины к другой, от одних дел — к следующим. Это, конечно, вносит свою долю скепсиса в восприятие образа героя, но драматизм, веющий от Олега Басилашвили и свойственный всей работе в целом, превалирует.

image

В спектакле все жестче и смелее: осенний марафон бегут все герои, потому что каждый, как лошадь, впряжен в определенные жизненные тяготы, отношения и беспрерывную цикличность. Чеховский Иванов — да и прочие герои с изломанными нервами, иссякшими силами и нереализованными идеями — несомненные предтечи культурного типа, явленного Александром Володиным на страницах киносценария (написанного, кстати, на основе одноименной пьесы). Человек, потерявший ценностные ориентиры, поддающийся всем сотрясениям земли и дуновениям ветра, вовлекаемый в любые авантюры и лишь в последний миг чувствующий некое отрезвление и на минуту выпрыгивающий из тяжелого дурмана привычки быть ведомым – таков главный герой этого спектакля, и таковы многие люди на земле.

image

Для Константина Анисимова Бузыкин — вторая  главная роль за сезон: вслед доверчивому мечтателю Шарлю Бовари начал свой спортивный пробег безвольный эгоист «Осеннего марафона. P.S.» И тот, и другой, обладая противоположными душевными качествами, ничего не могут решить в своей жизни, не могут сделать ее такой, какой хочется. Бузыкин находится в лабиринте тотальной неразберихи в себе, и приписываемые самому себе качества — «волевой и цельный» — подвергаются ироническому развенчанию.

image

На протяжении всего спектакля подчеркивается нервность, неуверенность, рассеянность героя: то тик сковывает его плечо, то галстук остается не завязанным, то Бузыкин забывает портфель, то по-детски прячется за дверь, пытаясь избежать нежеланной встречи. Его отношения с женщинами — скорее привычка, чем живое чувство. Живого чувства нет в принципе: и по отношению к работе, и по отношению к друзьям и любимым. Лишь однажды он испытывает намек на счастье: когда остается, наконец, в полном одиночестве и может «оторваться» — почувствовать себя беспечным ребенком и поиграть в футбол. Но и тут фортуна играет с ним злую шутку – герой взмахивает изо всех сил ногой и ударяет по мячу. Но тот наполнен обломками кирпичей, сродни тем метафизическим, коими наполнена вся жизнь героя.

image

Все рушится — не только мир любви и семьи, а человеческая жизнь, жизнь эпохи. Этот мотив разрушения жизненного пространства — как внешнего, так и внутреннего — подогревается благодаря использованию двух текстов: стихотворения Бродского «Теперь так мало греков в Ленинграде» и песни Pink Floyd «Hey, teachers live the kids alone». Люди – кирпичики, похожие между собой, пытающиеся все вместе создать что-то крепкое и большое — семью, город, страну, но справляющиеся с этой задачей далеко не всегда.

Текст: Елизавета Ронгинская

Фотографии предоставлены организаторами спектакля

 

Добавить комментарий