Вы здесь
Главная > Театр > Вся жизнь — игра, все мы — актеры

Вся жизнь — игра, все мы — актеры

Полумрак. Причудливое  черное ступенчатое возвышение в центре сцены, внутри которого разноголосый хор (причем зритель видит только головы артистов), что-то зловещее, страшное, непонятное завывает за душу пробирающими голосами. Что-то о крови, конце, бытии и безумии. Слова повторяются, подхватываются, перевираются. Это своего рода игра, игра внутри самого спектакля. И игра со зрителем. Не ищите здесь смысла. Его нет.

image

Постановка греческого режиссера Теодоруса Терзопулоса «Конец игры» по пьесе Сэмюэла Беккета, премьера которой состоялась 21 марта на основной сцене Александринского театра, в первую минуту, безусловно, захватывает, интригует своей зрелищностью. Зритель не понимает ничего, ему немного страшно и одновременно интересно, что же произойдет дальше. Но настроившихся на динамичное, зрелищное действие в этот день ожидало разочарование, потому что никакой динамики дальше, собственно-то, и не было. Спектакль «Конец игры» — более чем полуторачасовое движение по замкнутому кругу. На сцене всегда одно и то же, декорации не меняются, реплики героев повторяются. Вроде бы появившаяся в самом начале интрига так и остается нереализованной, у спектакля, по сути, нет ни начала, ни конца, в своих монологах актеры все время движутся по замкнутому кругу, заставляя зрителей задуматься о конечности жизни и сущности бытия.

image

Следует отметить, что «Конец игры» — это уже не первая работа прославленного грека в Александрийском театре. В 2006 году Терзопулос поставил античную трагедию «Эдип-царь», которую, если говорить о режиссерской работе, во многом дублирует его новая постановка. Почти такие же декорации: неестественно выбеленные лица, зловещие шепоты и вздохи – то, что, по мнению Терзопулоса, и создает столь любимую им атмосферу таинственности и страха, можно было наблюдать и в «Конце игры». Новый спектакль, как и предыдущий, обращается к извечным вопросам, заставляя находить на них новые ответы.

Блестящая игра актерского состава (Сергей Паршин, Игорь Волков, Николай Мартон, Семен Сытник), в котором, кстати, исполнители главных ролей  исключительно  народные  и заслуженные артисты, безусловно, достойна того, чтобы ей внимать. Чувства, эмоции, в подлинности которых не приходится сомневаться, заставляют верить, что на сцене они проживают настоящую жизнь со всеми ее подводными рифами. Овации в конце действия предназначались не столько прославленному греческому режиссеру, сколько им, скромным гениям театрального искусства.

 Текст: Олеся Филиппова

Фотограф: Екатерина Кравцова

грек грек3 грек4 гре2

 

comments powered by HyperComments