Вы здесь
Главная > Театр > Вдохнув кислород правды, можно найти свой путь

Вдохнув кислород правды, можно найти свой путь

В Петербурге пьеса  Генриха Ибсена «Враг народа» идет лишь на сцене одного театра – Малого Драматического. Премьера спектакля Льва Додина состоялась в прошлом сезоне — в феврале 2013 года, и за это время мне удалось посмотреть работу трижды. Каждый последующий  спектакль был не похож на предыдущий, и в хорошо знакомой фабуле всякий раз открывались новые внутренние сюжеты. Итак, увиденная в третий раз история о курортном враче, обнаружившем, что вода в водолечебнице загрязнена, человеке, желающем любой ценой добиться реконструкции водопровода — даже ценой разорения города и собственной семьи – вызвала неожиданный резонанс в моей душе.

вр5

Авансцена отделена от основной площадки несколькими полотнищами, на белом фоне которых, как на проекторе, отразятся, пробегающие лучики света, впущенного главным героем, открывающим дверь с арьерсцены. Доктор Томас Стокман (Сергей Курышев) недавно вернулся из глухого места в свой родной город, где с удивлением и радостью, как ребенок, слушает людей и принимает их слова за чистую монету. При всем этом он профессионально и въедливо относится к своей работе курортного врача, поэтому сдает на проверку пробу воды в Университет и ждет результатов анализа. Письмо приходит, и все догадки о зараженности воды подтверждаются. Аслаксен — владелец типографии (Александр Завьялов), Мортен Хиль — владелец кожевенного завода (Сергей Козырев), Ховстад — редактор газеты «Народный вестник» (Игорь Черневич) жаждут поддержать идею героя довести до сознания окружающих этот вопиющий факт халатности властей. Неожиданно приходит мэр города, родной брат Томаса, Петер Стокман (Сергей Власов), и быстро остужает всю эту вскипающую деятельность. Стоит ему только указать на то, сколько убытков понесёт каждый из борцов за справедливость и город в целом, люди моментально отрекаются (и петух прокукарекать один раз не успевает) от своих слов.  И здесь Томас Стокман понимает, что ни власти, ни самому народу правда не нужна. Каждого интересует лишь личная выгода, каким бы путем она не достигалась.

вр6

Начало второго акта представляет собой публичное выступление Томаса Стокмана. Все герои сидят лицом к оратору и спиной к зрителям, таким образом, последние превращаются в действующих лиц, тех, кто тоже пришел на собрание. Томас Стокман рассказывает не о проблемах водопровода, он идет дальше, и размышляет о взаимоотношениях личности и общества. «Мы проживаем не свою жизнь, а жизнь раба», «нам навязываются цели», «все духовные источники отравлены», — говорит герой. Но виновными в этом, на взгляд доктора, оказываются не вышестоящие, а само сплоченное большинство, люди, являющиеся добровольными рабами, ненавидящими свободу.

вр7

После первых двух просмотров спектакля я ограничилась этими размышлениями и не развивала их дальше. Но третий поход на «Врага народа» подарил совершенно иное направление мысли:  вся эта теория оказалась интересна именно в частном смысле, важным стал не конфликт между миром и человеком, а конфликт, происходящий в конкретной человеческой душе. Герой размышляет о мироустройстве в целом, и важным оказывается не итог этих размышлений, а сам процесс мысли. Процесс жизни человеческого сердца и разума. На сцене разворачивается непростая история пути человека, оказавшегося в острой жизненной ситуации, вынудившей его раскрыть свой внутренний мир, расставить приоритеты и понять, что важнее всего на свете. Дело не только в избавлении от «счастья слепоты», которой окутан человеческий взгляд,  дело во множестве ценностей, значимых для героя, и с которыми он постепенно расстается во имя главной.

вр

Конечно, никакого героического пафоса в спектакле нет – купированы многие сцены и диалоги, совершенно не ибсеновским оптимистическим флером обладает финал. Это подчеркивается неказистым, в духе чеховского «недотепы»,  видом героя в широком и уютном вязаном кардигане. Но он человек не только слова, но и действия, в отличие от чеховских персонажей. Артист Сергей Курышев в роли Томаса Стокмана значительно преображается: кажется, что он даже становится меньше ростом, настолько незаметен, незлобив и «негромок» его персонаж (что особенно красноречиво видно на контрасте с братом, в исполнении Сергея Власова). Но внутренняя настойчивость, уверенность в своей правоте, принципиальность взрывают внешнее впечатление. Его речь спокойна, доходчива, логична, убедительна, но порой твердость уступает нерезкой, заретушеванной эмоциональности, проявляющейся лишь в удивлении, написанном на лице, и движениях, умеренных и неспешных, но глубоких энергичной мысли.

вр4«Человек науки вправе жить немного пошире», — говорит герой в самом начале спектакля, и постепенно оказывается, что широта, которая так влечет героя, рифмуется со свободой, обязательным условием которой оказывается одиночество. Финальными словами героя Сергея Курышева будут следующие: «Самым сильным является тот человек, кто абсолютно одинок». Никто, кроме главного героя, по-настоящему не верен самому  себе, своим словам и мыслям. Убежденность в правоте решения, в том, что иного выхода, как идти дальше, нет, вызывает  зрительское уважением, граничащее с сочувствием. Потому что восхищает путь героя, но вызывает сочувствие жертвы, на которые он идет: сначала он перестает верить во власть, затем – в сплоченное большинство и, что мучительнее остального, в собственную семью. Герой занавешивается полотнами от окружающих и остается в своем стерильном помещении, слишком сильно напоминающем, к концу спектакля, комнату в больничной палате. Внешне  декорация остается той же самой, но внутренне она деформируется, напитываясь волнами отчаяния, исходящими от главного героя.  Несмотря на безутешный финал спектакля, зрительское сердце обогащается кислородом правды, возникающим благодаря силе характера героя, живущего по нравственному закону.

Текст: Елизавета Ронгинская

Фотографии предоставлены организаторами спектакля

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments