Вы здесь
Главная > Театр > Поиграть в Пушкина.

Поиграть в Пушкина.

Проект «Открытая сцена» открыт прежде всего для экспериментов. Исключений здесь не делают ни для кого, даже для самых фундаментальных. Скажем, Александр Сергеевич Пушкин. «Руслан и Людмила». Далекая старина. Сложный, немного выспренный, несмотря на ребячески легкое «Лукоморье», язык.

IMG_9828

Все прежние постановки опирались в своей основе на яркость сюжета и костюмов. Режиссер Денис Азаров и его 12 актеров опрокинули все это «тридевятое царство» в тартарары и сами с видимым  удовольствием полетели следом.

Маленький домашний спектакль. Согласно законам рукотворчества, он лепится «из того, что было». Никаких спецкостюмов: на сцене 12 людей в черном. Как и полагается на семейном празднике —  сначала  ребенок на табуретке. С трогательной картавостью и старательностью он читает знаменитый пролог, который обычно впитывают у нас с молоком матери: «У Лукоморья дуб зеленый…». Ребенка, впрочем, не видно, голос звучит будто бы из старого магнитофона. И в этот момент у всех двенадцати одинаковые лица Александра Сергеевича с портрета О.Кипренского.

Зато дальше, то вместе, то поочередно, все играют всех — Людмилу, Руслана, Фарлафа, Рогдая, Наину и далее по списку действующих лиц. Для визуализации образов каждый получает некую малость — Людмила — жемчуга, Фарлаф — покушать, Черномор, разумеется, бороду. Остальное и вовсе пишется на картонках: замок, горы, пещера и даже катарсис. Если добавить соответствующую моментам музыку из домашних же заготовок: Цоя или Элтона Джона, то выходит такой вот разудалый хулиганский «почтичтоэкспромт».

пуш

Сказка притом вышла совершенно не детской. Авторы расслоили ее на несколько пластов, среди которых лирический, эротический, трагедийный. За красочными приключениями героев стоит взрослая, полная противоречий, удач и неудач, ревности и зависти жизнь. И, конечно же, любовь, коей подвластны настоящие сказочные чудеса.

Азаров и талантливая компания молодых актеров показали сказку так, как увидели бы ее сегодняшние ровесники тогдашнего Пушкина: свой узорчатый словесный шедевр он создал в 21 год от роду. Ныне в таком возрасте чаще всего помнят разве что пару строк из «Лукоморья». Пришлось  создателям спектакля вытащить на свет божий все, что видят современные зрители в дырах мировой паутины тв и интернета.

Вот красавица Наина, похожая одновременно на чеченскую вдову и девушку куртуазного поведения. Вот финн-колдун, который «за что боролся, на то и напоролся»:получил в результате любви к оккультизму любовь коварной старухи. Тут же и яростный секс, и драка башкой об пол, как в крутом боевике, и вещун мудрейший и нуднейший,и фэнтези — полет на бороде, аки аватар какой или хоббит. Всего полно и все, конечно же, не всерьез.

пуш2

Думается, «наше все» повеселился бы от души, глядя на такое прочтение, ведь чего-чего, а хулиганства ему самому было не занимать. Повеселилась и публика. Только вот катарсис случился совсем не в середине действия, когда активно размахивали на сцене картонкой с этим волнующим греческим словом. В конце, когда завершается веселье и на минутку вступает в свои права трагедия, когда голова лопается от какофонии звуков, а по сцене разлетаются прекрасные юные в черном, когда оживает Руслан, оживает Людмила, когда взлетает и падает градус напряжения, вдруг понимаешь, что катарсис — это жизнь.

Текст: Дарья Евдочук

Фотографии предоставлены организаторами спектакля

 

 

 

 

comments powered by HyperComments