Вы здесь
Главная > Театр > Любовью — шутят!

Любовью — шутят!

Зрительский посыл премьерного спектакля «Любовью не шутят», поставленного Юрием Томашевским в БалтДоме, предельно прост: понаблюдать за театральным обманом и  отдохнуть душой. Игровое начало пронизывает спектакль от начала и до конца: артисты переговариваются друг с другом, с режиссером, комментируют события, подчеркивают напыщенную театральность жеста или позы и прочее. За теми, у кого это хорошо получается, наблюдать интересно: например, за Александром Муравицким, играющим священника, тщеславного чревоугодника. Или за вторым наставником – пьяницей Блазиусом (Валерий Степанов), впавшим в немилость из-за чрезмерной любви к вину.

Игорь Гоппиков-Саша Мамкаева

Историю томительных и запутанных взаимоотношений двух молодых людей, из гордости, страха, неопытности не могущих открыться друг другу, да и не сразу понимающих, что именно за чувство пылает в их сердце, Юрий Томошевский развивает динамично. Несколько тележек-гондол с поднимающимися, словно жалюзи, полотнами (сценография Ирины Бируля) создают и пространство замка, и леса, и храма. Фонтаны, окутывающая графика Жана Огюста Доминика Энгра, костюмы создают  необходимую историческую эпоху, в которую зрители погружаются, дабы отринуть все мысли и  переживания настоящего. Наблюдать за красивой жизнью, очаровательной молодостью, зажигательными движениями – это замечательно для тех, кто приходит в театр с целью душевного расслабления.

Валерий Степанов

Режиссер и артисты следят не за серьезностью текста, а напротив, всячески подчеркивают его пафосность, что, конечно, снижает зрительскую внимательность и умаляет возможность слиться с персонажами. В особенно мелодраматические моменты, когда слово искренности высказывает влюбленная друг в друга пара, заканчивается игра в спектакль о спектакле и просыпаются живые чувства. «Ведь мы играли, а сердце наше было чисто», — взывает к Богу Пердикан, раскрывая таким образом не только особенности своего поведения, но и всего спектакля в целом.

Валерий Степанов-Дмитрий Ладыгин

Несмотря на сложность сюжета, фабула и смысловое содержание пьесы Альфреда де Мюссе предельно ясны. Барон (Дмитрий Ладыгин) призывает своего сына Пердикана (Игорь Гоппиков) и племянницу Камиллу (Мария Шульга) в родной дом, дабы поженить их. Но оказывается, что девушка, воспитанная в монастыре, успела принять на веру многие мысли более опытных женщин, и теперь она боится любви, приходящей и исчезающей по мановению ветра. Она думает постричься в монахини, чтобы всегда быть со своим небесным возлюбленным. Но героиня не уверена в своем решении до  конца, поэтому ждет совета юноши. Пердикан рассказывает ей о том, что люди греховны, несовершенны, изменчивы, но их союз — единственно возможное и священное, что  может быть на земле. Принять это утверждение, в силу романтизма и максимализма, героиня не может, поэтому все-таки решается уехать. Герой меняет тактику поведения и начинает ухаживать за другой – крестьянкой Розеттой (Александра Мамкаева). Именно это разжигает страсть Камиллы и помогает ей понять, что она любит Пердикана. И начинается новая, настоящая история взаимоотношений героев. Режиссер представляет два финала — трагедийный и оптимистический, но более реальным представляется первый, и зрители хоть ненадолго задумываются, как сильно можно обжечься и обжечь другого человека, доверившего тебе свое сердце.

Текст: Елизавета Ронгинская

Фото: Юрий Богатырев

Игорь Гоппиков-Мария Шульга

 

comments powered by HyperComments