Вы здесь
Главная > Театр > «Liebe.Schiller» — Любовь. Смерть. Любовь.

«Liebe.Schiller» — Любовь. Смерть. Любовь.

Спектакль Юрия Бутусова «Liebe.Schiller» родился из этюдов выпускниц мастерской С. Женовача (РАТИ-ГИТИС). Какое-то время он игрался в Москве, и только в январе 2014-го Бутусов перевез его в Петербург, включив в репертуар Театр им.Ленсовета, главным режиссером которого является.

ши7

Пьеса Шиллера «Разбойники», рассказывающая о мятущейся, бунтующей молодой душе и сильнейшей любви, — материал богатый на мужские актерские роли. Франц, Карл, старик Моор — персонажи характерные, яркие. Но Бутусов решает постановочный вопрос иначе: все роли в спектакле исполняют пять молодых актрис.

ши6Такое неожиданное решение объясняется в первом же монологе Карла (Евгения Громова), открывающем спектакль. Карл говорит своему другу Шпигельбергу (Полина Пушкарук), что женщины — самые сильные существа, приводит в пример амазонок и подобных им женских воинственных племен, призирающих мужчин, ставящих их ниже себя. «Женщины — самые сильные существа» — вот она, разгадка. Те чувства, которыми наполнен шиллеровский текст, под силу передать только самым сильным, то есть женщинам. И они передают, да еще как: с полной самоотдачей, с дрожью во всем теле, с эмоциональным надрывом, со слезами.

 При этом в спектакле нет идеи «женщина играет мужчину». Получились такие бесполые существа, представляющие собой сильную, искреннюю, всепоглощающую любовь. Из-под юбки торчат мужские штаны, а заправленное в брюки платье прикрыто большим пиджаком – перевоплощение из женщины в мужчину и наоборот происходит мгновенно, прямо на сцене. Эта путаница полов обеспечивает двусторонний взгляд на ситуацию: точно звучит и мужское, и женское мнение одновременно. Есть вечная история о любви, о предательстве, о соперничестве, о семье, о смерти. И есть человек, не мужчина или женщина, а человек в общем, которому нужно разобраться в истории своей жизни.

ши2

Роковые страсти, затуманенное сознание, эмоции, хлещущие через край, вырывающиеся наружу чувства – истинная бутусовская история. Режиссер играет актерами, перемешивая их, меняя ролями, переодевая и раздевая. От актрис он требует неимоверной энергии. Их чувства обнажены, нервы — как оголенные провода, которые вот-вот заискрятся и взорвутся. Девушки играют историю, а не роли, поэтому распределение ролей в какой-то степени даже условно. У всех есть свой персонаж, но, тем не менее, каждая на какой-то момент становится Амалией, примеряя ее платья. Ее любовь настолько сильна, что одной девушке не справиться с выражением этого чувства, и только чувства пятерых, сложенные воедино, дают необходимый результат. От Юлии Соломатиной она получает изящность, пластичность, кокетливость, от Полины Пушкарук – нежность, преданность, искренность. Вера Панфилова придает ей уверенности, верности, силы, а Наталья Ушакова – роковую, безумную любовь. Амалия получается многогранной, разной, даже немного противоречивой, но именно благодаря этому живой и настоящей. Появляется даже такой персонаж как Любовь, она же — потом Смерть (Юлия Соломатина). Получилась кипящая страстями история о любви, залитая слезами и кровью. 

 ши5

Из сюжета исключены все разбойничьи сцены, убраны темы власти и политики. Остаются лишь темы, касающиеся семьи Моор: любовь, семья, предательство, соперничество братьев. Переполненный любовью к старшему сыну отец (Вера Панфилова) от известий о его проступках стареет, дряхлеет и умирает на глазах. Актриса правдиво играет жалкого, несчастного старика, похожего больше на домового со взъерошенными волосами. Каждый шаг ему дается с большим усилием, слезы ручьями текут из красных от напряжений глаз. Он истошно кричит от разъедающей сердце неоправданной любви к сыну, корчась, разбрасывая вокруг себя белую пыль, точно смертью окутывающую его. В этой покрывшей весь пол пыли после испачкается, валяясь, каждый из членов семьи. Пусть и под воздействием обмана Франца, но именно рука отца начала череду страшных событий, которые наложили свой белый отпечаток смерти на каждого персонажа.

 ши8

Особенно громкое «браво» хочется сказать Наталье Ушаковой за ее Франца Моора. Она создает образ противного, мерзкого, гадкого младшего брата, вызывающего отвращение в самом начале. В течение спектакля она усиляет этот эффект, заставляя зрителя ненавидеть Франца все больше и больше. Когда Франц пронзительно повторяет Амалии: «Смотри на меня, люби меня», кажется, он разорвется на части от отчаяния, от ненависти к самому себе. Ушакова делает это грандиозно. На контрасте со всем этим ее выход в финале в длинном красном платье и с красной помадой на губах создает фантастическое впечатление.

шиЛюбовь оказывается сильнее смерти. В финальной сцене, когда Амалия просит Карла убить ее, нет агоний и криков, истерик. Полина Пушкарук просит смерти почти шепотом, а Евгения Громова глазами, полными безысходности и ужаса, передает разрывающие душу Карла чувства. Он долго не решается совершить убийство, сидя на маленьком стульчике с ножом и вилкой в руках. Ему помогает персонаж Юлии Соломатиной (Любовь и Смерть в одном обличии), опрокидывающий бокал, из которого красная жидкость, точно кровь, разбрызгивается на белоснежной скатерти.

Романтический бунт Шиллера в исполнении пяти замечательных московских актрис не оставит никого равнодушным. Юрий Бутусов верен своему особому театру эмоций: сила игры актрис, будоражащая музыка (чего только стоит Rammstein «Mutter», разрывающая пространство), каждая сцена – мощнейшее напряжение и любовь, которую ни чем не сломить.

 Текст: Яна Чичина 

Фото: Юлия Смелкина

comments powered by HyperComments