Вы здесь
Главная > Театр > Happy Theatre Day!

Happy Theatre Day!

Дорогие читатели! Арт-журнал ОКОЛО поздравляет вас с Международным днем театра! Этот праздник поистине всеобщий, ведь, если верить Уильяму Шекспиру, «весь мир – театр, в нем женщины, мужчины – все актеры». Мы искренне желаем вам ярких премьер, неожиданных кульминаций и ролей только первого плана! А за событиями культурной жизни следите вместе с нами!

Накануне праздника один и тот же вопрос — вопрос о будущем театрального искусства — мы задали людям, не представляющим свою жизнь без театра. Ведь однажды наш мир станет совсем иным. Он подчинится новым законам — законам будущего. Того Будущего, в котором тайное станет изведанным, неуправляемое — контролируемым, а невозможное — возможным. Того Будущего, в которым и мы будем играть совсем другие роли.

Театр Будущего — какой он? Быть может, это феерический синтез театрального искусства и совершенных технологий, зарождающийся в наши дни? Быть может, это своеобразный культурный деликатес, доступный и понятный далеко не всем? А может, у Театра и вовсе нет будущего?..

 

Елизавета Кузьмина, актриса Театра Комедии им.Н.П.Акимова:

кузьминаХочется верить, что Театр Будущего — это театр нутра. Я полагаю, что театр оглянется назад в прошлое, вернется к истокам русского психологического театра. Отсюда — торжество содержания над формой, мысли — над показом, процесса — над результатом. Насчет последнего… То, чем занимается Анатолий Васильев, — некое схимничество в театре. Это процесс ПОЗНАНИЯ человеческой души, а не ПОКАЗ жизни этой души. Поэтому, думаю, театр придет к «коврику»: актер и всё. Человек в зеркале сцены. Никаких супер-декораций, спецэффектов и нанотехнологий. Лишь человек в диалоге с другим человеком, с Богом, с душой. Ведь столетиями люди ходят в театр смотреть на взаимоотношения людей.

Каким должен быть актер будущего? Наверное, в первую очередь он ни чего ни кому не будет должен. То есть, как я уже говорила, он не будет стремиться к результату, он будет занят процессом. И, как следствие этого, займут большое место в культуре театры-лаборатории, где актеры и режиссер будут создавать спектакль годами, чутко и кропотливо погружаясь в материал… То есть на второй план уйдет модный сейчас европейский способ постановки спектаклей, когда приезжает режиссер, наскоро знакомится с артистами и за месяц-два выпускает спектакль. Думаю, в будущем этот способ не будет так популярен, что у репертуарного театра есть будущее, что театры будут все чаще создаваться из мастерских («Мастерская Петра Фоменко»; «СТИ Женовача»; Санкт-Петербургский театр «Мастерская»- выпускники Г.Козлова).

Хочется верить, что актер будущего — не шоу-мэн и не медийная звезда. Но и не впахивающий в сериалах и на других «халтурах» человек, желающий лишь прокормить семью…. А человек, служащий Театру. Театру, который способен материально содержать актера. Актера, открывающего людям глаза на болезни мира. Актера, врачующего раны современного общества.

 

Сергей Карчеменко, режиссёр театра «Проект», художественный руководитель театра «Открытые двери»:

карчеменкоТеатр никуда не денется, он не пропадёт и даже не изменится. Он расширится.  Постоянно будет добавляться что-то новое, ведь искусство нельзя ограничивать. Классика всегда должна быть, потому что на ней мы можем учиться, а современной драматургии придётся много всего перечитать, чтобы найти что-то достойное. Главное, что сейчас происходит в театре – это появляются новые формы, но, к несчастью, всё часто опошляется. Появляется мат на сцене, чрезмерный натурализм, голые тела, сношения – этого не должно быть. Театр должен воодушевлять, помогать разбираться в каких-то вопросах, а не выдавать все ужасы повседневной жизни. Мой мастер, Владимир Павлович Фунтусов , когда я учился, говорил: «Быт наш враг», и я с ним согласен.

К несчастью, есть обратное мнение. Как говорил Богдан Титомир, «пипл хавает», поэтому спрос на такой театр тоже есть. Но пока существуют старые школы, мы не отдадим полностью захватить театральные подмостки этой вульгарщиной. Помимо этого я считаю, что четвёртую стену нельзя разрушать, её может не быть только на детских утренниках, но если мы делаем взрослый спектакль, то принцип «четвёртой стены» должен сохраняться.

Что касательно будущего, то театр становится более разносторонним, раньше всё было узконаправленно. Во второй половине XX века по заказу властей выпускались только прогосударственные постановки, а сейчас есть свобода слова, мысли, высказывания. Сейчас идёт декораций становится меньше, и в основном это обусловлено ограниченностью бюджета. В больших театрах это не так сильно наблюдается по понятным причинам, но как тенденция тоже имеет место быть. Появляется множество мультимедийных новшеств: видеоинсталляции, световые эффекты, но всего этого должно быть в меру! На первом месте всё равно актёр. А задача режиссёра — дозировано дать синтез разных форм искусства. Самое важное – давать шанс людям с ограниченными возможностями ходить в театр и даже выступать на сцене. Поэтому мы создаём театр «Открытые двери», который будет полностью оборудован для людей с костылями и на колясках. Выступать будут приглашённые труппы, а также будет создаваться коллектив людей с неполноценными физическими возможностями, чтобы каждый мог прикоснуться к миру искусства.

 

Алексей Николаев, педагог театральной студии «Театр Историй»:

николаевПервым делом спешу поздравить всех, кто хоть сколько-нибудь относит себя  к театральному делу! С праздником всех: гениальных и одаренных, популярных и малоизвестных, профессиональных и самодеятельных всех, всех, всех и особенно армию «цеховиков» – людей, безнадежно отравленных магией театра.

Каким же я вижу будущее театра… Испытываю священный трепет, пускаясь в подобные рассуждения. Уж слишком велик предмет обсуждения… Думаю, что государственные театры ждут реформы. Недаром с некоторой периодичностью собираются светлые головы вокруг президента и обсуждают, обсуждают… Думаю, что увеличится география гастрольных туров дорогих постановок по городам и весям необъятной России. Провинциальные площадки должны будут технически соответствовать, а значит, будут денежные вливания. И это уже давно необходимо сделать, так как на периферии развал страшный.

Недорогая гастрольная антреприза либо уступит в этой борьбе, либо повысит свой уровень. Но это длительные процессы. После создания обновленной материальной базы в провинции начнется невероятный театральный подъем. Выпускники актеры и режиссеры  не будут бегать в Москву и Санкт-Петербург, а останутся на местах. Из Европы будут ездить туда на спектакли. Откроются новые фестивали и конкурсы. Будет развиваться система грантов и материальной поддержки театра. Как-то все очень оптимистично? Предпочитаю посылать положительные мысли в пространство, параллельно делая свое маленькое дело.

И еще… Наблюдая, с какой настойчивостью открываются все новые театральные кафедры и какое количество  выпускников ежегодно начинают свой путь в творчестве, осмелюсь предположить, что постепенно театр проникнет во все сферы человеческой деятельности. Учитывая, что людей на планете становится все больше и больше, а жить становится все сложнее и сложнее, театр будет гармонизировать отношения. Актеры станут хранителями и проводниками счастья. Потому что театр — это всегда от человека, про человека и для человека.

Дефицит сердечных человеческих отношений породит новые формы и жанры. Ну а в далеком будущем театр помирит и вберет в себя науку и религию. Наравне с актерами в спектаклях примут участие супердрамароботы. Театр обязательно выйдет в открытый космос и освоит одну маленькую планетку. И так в добрый путь!!! Ну а пока — с праздником коллеги!

 

Роман Каганович, режиссёр Театра Ненормативной Пластики:

кагановичИтак, какое же оно, будущее театра в наше суровое время? Мой ответ- оно весьма и весьма туманно. Театр стремительно превращается в цирк, со спец.эффектами, фонтанами и 3D-маппингом.. О чем можно говорить, когда главный режиссер одного из ведущих театров страны развивает «Skype-театр»? Драматический театр увяз в ограниченности ВЕЛИКИХ пьес, вот и изгаляются в искусстве «удиви зрителя». Конечно, есть и другая сторона — это маленькие независимые театры. Вот тут порою проглядывает что-то стоящее. Из-за отсутствия материальной базы руководители маленьких театров понимают, что единственный способ выжить — это сделать качественный спектакль. Вот тогда и начинается совсем другой процесс. В ход идут фантазия и душа, чтобы донести до зрителя собой то, ради чего затеян спектакль. И это уже совсем другая мотивация. Тогда и результат, как кажется ЛИЧНО МНЕ, совсем другой. Одним словом, НАСТОЯЩИЙ ТЕАТР — за маленькими содружествами и слепо верящими единомышленниками!!!

Что насчет пластического театра? Конечно, невозможным кажется вытеснить драм.театр с первых мест «хит-парадов». К сожалению сейчас не многие понимают, в чем разница между пластическим театром и театром танцевальным. В моем театре играют исключительно драматические актеры, которые владеют своим телом, что, надо сказать, редкость, ибо после института тренинг заканчивается и навыки уходят. К несчастью, сейчас множество пластических театров и сами не понимают, «что творят». У меня же все просто, я пытаюсь работать в формате СОЦ- АРТ, где материал берется из реальной жизни, но играется без слов. Именно это заставляет продумывать каждый жест, каждую реакцию, потому что слов много, а средство выразить слова — одно — и это тело! И людям это нравится. Они понимают, о чем речь и удивляются — «как же так? Все понятно…»

И главное, какова роль режиссера в создании таких спектаклей? Ответ прост — ИДЕЯ!!! Нужна толковая идея, которую надо донести своему коллективу, и если коллектив мыслит одинаково, то остается только сводить лучшее, что рождается в работе!!! Итак, главная мысль: если есть хоть одна, но правильная идея и есть способные люди — все будет! И будет ново и интересно!

Это и есть развитие — не боятся делать то, что хочешь именно ТЫ, не гнаться за критиками и золотыми масками (хотя приятно, конечно), думать, как донести до наших несчастных людей что-то!

 

Ольга Скрипачёва, клоунесса, актриса, в настоящий момент работает в Театре Зазеркалье:

скрипачеваТеатр — искусство вечное. Сказать, какой жанр уйдет, а какой останется, я не берусь. Скажу только, что сейчас все большее внимание уделяется технической стороне театра- оснащение световой и звуковой техникой, установка 3D-проекторов, видео-декорации и многое другое. Но зрители по-прежнему идут туда, где «трогает», задевает душу. А увидев яркий и современный спектакль, зачастую расстраиваются, что он не оправдал их ожиданий. Так технически оснащенный спектакль, оказывается «пустышкой» и вызывает негативные эмоции: сожаление за потраченное время, деньги и неудачно проведенный вечер, ведь техника — лишь внешняя оболочка спектакля и никак не может заменить настоящего чувства сопереживания, единения, которым так славится настоящий театр.

Зритель приходит сопереживать вместе с актером историю, справиться с ней, согласиться или не согласиться. Так или иначе пережить эмоции, которые в жизни он может быть не переживал, а может быть и не хотел бы пережить. Актер делится проблемой, которая его волнует, а зритель в этот момент решает свои вопросы, находит ответы, опираясь на свой опыт и на опыт героя произведения. Как происходит в клоунаде? Точно так же. Только клоун соединяет в себе не одного персонажа, а сразу всех — и добрых,  и злых, и смешных, и грустных- таким образом, чтобы каждый человек смог узнать в клоуне себя и, смеясь над клоуном, посмеяться над собой. А может, и поплакать. В любом случае эмоции будут сильными, ведь клоунада- это гипертрофированный мир. И эмоции здесь сильнее.

Так зритель, посмотрев, как живет клоун на сцене, скажет: «Вот клоун! У него тоже не все так просто. Но он улыбается, находит в себе силы, а значит и я смогу, найду в себе силы, смогу, преодолею…» Очень важно быть здесь настоящим. Настоящим клоуном, настоящим актером, настоящим человеком. Разговаривать, делиться, говорить и слышать. Давать людям надежду. Это самое главное. И тогда зритель никогда не уйдет из театра, а будет только приходить, как к своему старому другу. Говорить, думать, обсуждать, искать своё настоящее, смеяться и плакать. А значит — жить.

 

Роман Кочержевский, актер Театра им. Ленсовета:

кочержевскийЕсть мнение, что театр сегодня все больше и больше вытесняется киноиндустрией. Большинство молодых зрителей выбирают поход в кино, игнорируя театр как таковой. Мне кажется, что театр — это дело именно молодых людей, живущих в сегодняшнем мире, тем более в  контексте разговора о будущем. Большинство сегодняшних театральных зрителей составляют люди старшего поколения. Приходя в театр, они хотят видеть только то, что они считают правильным. Например, «классику» в их понимании, постановки, подобно которым они видели лет 30 назад, не желая принять ничего нового, осуждая работы молодых действительно талантливых молодых людей.  А молодых современных зрителей отпугивает театр еще на этапе школьного культпохода с классом. Зачастую они попадают на скучное действие, которое в итоге неинтересно ни зрителям, ни самим артистам (к сожалению, это далеко не редкое явление, когда артисты вынуждены играть спектакли, на которые «ходит зритель». А что это за зритель, никто не интересуется). После подобных просмотров у многих молодых людей навсегда пропадает желание ходит в театр. Но если молодой зритель видит в театре отражение СВОЕГО мира, видит, что с ним разговаривают о ЕГО проблемах, о ЕГО интересах, видит таких же молодых как и он сам людей, то ситуация в корне меняется. Достаточно одного такого похода в театр, как он тут же потянет за собой своих друзей, приобщая их к этой стороне искусства, тем самым вытягивая театр из ямы зрительского неприятия.

Что касается формы современных спектаклей, то любая форма может иметь место. Будь то  экспрессивный музыкально-пластический перформанс или же более классическая, даже документальная постановка. Главное чтобы создатели этих спектаклей, действий были честными с самими собой. Чтобы их действительно что-то волновало. И тогда ни один зритель не останется равнодушными, не потеряет интерес к театру в настоящем, тем самым давая ему дорогу в будущее.

 

Юрий Александрович Смирнов-Несвицкий, художественный руководитель театра «Суббота»:

смирнов-несвицкийЧто такое Театр, никто так и не знает. Театр – это то, что дает возможность сейчас, здесь, совместно пережить «нечто». Каким будет театр и куда он движется, предсказать трудно. Главное, чтобы ему не ставили препоны, а помогали, чтобы Театр был, и были разнообразные его формы. А сам бы Театр в своем стремлении к внешним формам и новым технологиям не потерял бы то главное, зачем в театр приходит зритель – за живым общением за возможностью сопереживать – смеяться и плакать. Сегодня явление живого театра с «живыми актерами» (с точки зрения сценического существования) – явление крайне редкое. А именно такой театр мне близок и таким хочется видеть его в будущем.

 

 

Кристина Сатаева, генеральный директор театра «Серебряный век»:

сатаеваСтояли холода и шёл Тристан

В оркестре пело раненое море

( М. Кузьмин)

Жизнь в театре непроста, но как она прекрасна! Мы с вами все понимаем, что живём во времена перемен. Стоит ступить за порог – и неизвестно, куда тебя занесет…  Хотелось бы, чтобы впереди были только удачи и победы, полные залы и благодарные зрители…  И, конечно же, хочется, очень хочется соответствовать духовности и человечности, присущей отечественным театральным традициям – пусть и в новой форме… Мечтаю, чтобы театр будущего ни в коей мере не соперничал с репертуарным театром, а наоборот – дополнял и обогащал нашу с вами жизнь новыми традициями, не стал подобием продюсерского кино. Развитие необходимо, но бережное и трепетное, иначе театр умрёт, превратится в череду ситкомов, антреприз, переводных мюзиклов, неумных и неинтересных – нельзя же заменить живой театр инсталляциями и спецэффектами, пусть даже талантливыми – всё же это уже не театр!!! В качестве одной из форм развития театра я вижу монопредставления  и представления аля кабаре «Бродячая собака» — именно они как нельзя лучше подходят нашему театру. Лично я считаю, что создание и возобновление в театре будущего такой театральной ячейки, как «Поэтический театр», сугубо необходимо, так как большинство неискушенных зрителей искренне считают, что поэтическими представлениями могут быть только скучные и однообразные читки стихов на творческих вечерах, литературных встречах избранной тонкой прослойки творческого контингента. В общем, на любителя. А намеренно выйти на большую сцену с  таким проектом, безусловно, очень страшно. Конечно, это ответственная и тяжелая работа, в первую очередь работа актёра – ведь каким надо быть профессионалом, чтобы удерживать внимание целого зала, когда вместо драматического текста у тебя поэзия,  да и режиссёру в этом жанре работать сложно… Но…сложно и интересно одновременно.

В спектакле вполне могут быть только один актёр и стул, а может быть много актёров и перемен декораций, сложная сценография, одно не противоречит другому – это театр!!! И какое счастье и удача наша в том, что у всех нас есть богатейшая классическая и современная драматургия и поэзия, есть в чём черпать вдохновение!!! Не хочу повторять прописные истины, но театру быть и развиваться только в мире и согласии. Совсем не обязательно перечёркивать и отвергать традиции – просто будем жить. Главное, чтобы было что сказать зрителю, в любом жанре…

Сейчас столько говорится о том, куда идти театру, что ему делать и главное — как это делать…. Лучший выход из данной ситуации — это ничего не декларировать и не противопоставлять друг другу, а просто работать. Постоянно приходит на ум цитата из Довлатова: «Это был мир уязвленных самолюбий, растоптанных амбиций, бесконечных поношений чужой игры…». И уж как не хочется, чтобы это было правдой, но увы!

Мы же работаем над тем, чтобы театр жил, и главная наша задача — не допустить его исчезновения.

 

Семён Яковлевич Спивак — народный артист России, художественный руководитель Молодёжного Театра на Фонтанке:

спивакМне кажется, это не совсем верно – говорить «мы строим театр будущего» или «мы стараемся сохранить театр прошлого». Я думаю, в любое время важно, чтобы не исчезло живое искусство, обращенное к людям, когда человек со сцены живым голосом разговаривает с человеком в зале. Самое ценное в театре – разговор двух человеческих душ без посредников.

Великий Георгий Александрович Товстоногов говорил, что режиссер – полномочный представитель зрителя. У режиссера во все времена должно быть ощущение острого контакта с жизнью, чтобы рассказать о проблемах, волнующих всех; он не должен терять сочувствие к людям, любовь, жалость. Ведь и режиссер, и зритель живут в одном обществе и, по сути, болеют одними и теми же социально-психологическими «болезнями». Миссия театра в том, чтобы оживлять в зрителе душу. Человеку необходимо ощущать, что он не один.

 

Исаак Романович Штокбант, народный артист России, художественный руководитель театра «Буфф»:

штокбантТеатр будущего – это театр, обращенный к своему зрителю. Место, где люди обретают оптимизм, желание жить, что-то делать для себя и других. В течение многих лет мы стараемся развлекать людей, и считаем, что это достойная и не такая простая задача. Вспомним, что театр родился на площадях и обращался к самой широкой аудитории, поэтому он представляет собой массовое искусство, адресованное не только избранным, а многим. Театр будущего должен остаться театром для народа.

 

 

Екатерина Соболева, режиссер театра «Буфф»:

соболева

 

Будущее театра, как не странно, за Товстоноговым, Станиславским, Кнебель и джазовой музыкой. Один компонент дает нам твердую основу и крепкое плечо, на которое мы можем положиться, а второй компонент дает нам возможность существовать в разных ритмах, свободно дышать и импровизировать.

 

 

 

Ксения Андреева, актриса театра «Буфф»:

андреева

 

Сейчас очень популярен жанр мюзикла (шоу), и я думаю, что в будущем театр станет более музыкальным и чувственным. Мне в жанре мюзикла не хватает «души». Я хожу на разные спектакли и в основном вижу красивые картинки, спецэффекты, красивые костюмы, медийные лица… Вроде все хорошо, но что-то не то… Нет ощущения «чуда»!!! Думаю, что в будущем оно должно появиться, ведь этого так не хватает.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments