Вы здесь
Главная > Кино > Воровка книг, еврейский кулачный боец и аккордеонист

Воровка книг, еврейский кулачный боец и аккордеонист

p_168497

Книга Маркуса Зусака, которая провела в списке бестселлеров The New York Times более 230-ти недель и стала обладателем премий различного авторитета и достоинства (в диапазоне от списка лучших книг для детей, до признания Американской книжной ассоциации), получила жизнь на экране благодаря Брайану Персивалю. Изменив многое в оригинале, Персиваль тем не менее точно передал дух и суть истории о девочке Лизель, и показал то невыносимое время, на которое пришлось ее детство. А главное, с филигранной точностью изобразил персонажей книги, что будто так и просились на экран.p_584152

Зусак написал нетипично сложное и лексически богатое для современной литературы произведение. Не затрагивая напрямую политику, и не используя топорных и общеизвестных приемов, он ведет речь об ужасах Третьего Рейха. В центре истории жизнь девочки по имени Лизель, которая больше всего на свете любит книги. Но, книги очень дороги, а приемные родители бедны, так что не грех и украсть книгу с волшебными буквами, что складываются в столь драгоценные слова. Слова, что придают смысл существованию, когда весь мир окрашен в цвета фашисткой свастики, цвета крови и тьмы. Слова не просто значат что-то, они значат ВСЕ.p_611029

Красть вовсе не грешно, если книга спасена из костра, где горит все, что противоречит нацистской идеологии. Лизель крадет книги, ее отец Ганс «крадет» честь, а гонимый везде и всюду (лишь потому, что он еврей) Макс «крадет» жизнь. Макс Ванденбург — парень, который выжил, и если он чего и боялся то, только того, что забудет солнечный свет. «Одна крала книги, а другой — украл небо», — так написал о нем Маркус Зусак. Именно по тому, каково ваше отношение к Максу и можно определить к какой возрастной категории вы относитесь: для подростков главная героиня  Лизель, а вот для тех, кто постарше — это Макс, пусть формально он и не занимает центрального места, но именно он — тот магический элемент, который в полной мере проявит характер каждого героя.p_611028

Говоря о фильме «Воровка книг» в первую очередь нужно помнить о литературном первоисточнике. Многое из того, что рассказано в книге, было видоизменено Брайаном Персивалем. Изменено, но не упрощено — все основополагающие смысловые ориентиры остались на своих местах. Так же как Зусак, Персиваль ведет свое повествование иносказательно — пусть подарок Макса Ванденбурга из самодельной книги о запуганном мальчике превратился в чистый блокнот с единственной надписью на иврите — суть осталась прежней. В этом видно мастерство Персиваля, он смотрит на мир Лизель немного под другим углом, что-то дополняя, что-то оставляя за кадром, но в конечном итоге режиссер строго следует замыслу Маркуса Зусака, становясь сотворцом Вселенной, где есть только два бытийных вопроса: «Вы Ганс Губерман?» и «Вы все еще играете на аккордеоне?».p_611027

Но, самое необычное, как в книге, так и в фильме, так это то, что повествование о златоволосой воровке книг и первом среди еврейских парней драчуне ведет ни кто иной, как Ангел Смерти, ибо он как ни кто другой знает все оттенки красок тех темных времен, когда прекрасный Макс Ванденбург должен был бороться со всем миром за каждый миг своего существования. Даже беспристрастная Смерть содрогается от ужасов войны и восхищается храбрецами, не зная что такое Жизнь, она благодаря наблюдению за Лизель, ее родителями и Максом, в каком-то смысле завидует им, и человеческое существование при всей его бренности становится для Смерти загадкой с недостижимым ответом. В этом фильме есть лишь поэзия, но не сантименты.p_611026

«Воровка книг» — это единое кинематографическое полотно, которое говорит со зрителем языком намеков, взглядов украдкой и полутонов. Это настоящая драма, и режиссер не использует дешевых трюков для излишней драматизации происходящего. Персиваль просто показывает жизнь Лизель Мемингер как она есть. И если тот факт, что молодому человеку по имени Макс приходится отказаться от солнечного света и дуновения ветра и прятаться от людей в подвале, чтобы выжить, не кажется вам ужасающим и стократ превосходящим иные трагедии, то, боюсь, с вами что-то не так. p_592214

«Вот оно! Вот та подлинная красота, что встречается так редко! Разве вы не видите?!?», — эта мысль придет к вам с первыми секундами фильма и не оставит не только на всем его протяжении, но и после. Лизель Мемингер крала книги, а фильм «Воровка книг» украдет ваше сердце, и ничего с этим вы поделать не сможете.

Текст: Евгения Савкина

kinopoisk.ru

Добавить комментарий