Вы здесь
Главная > Кино > Ирония назначенной ценности

Ирония назначенной ценности

Вера для трилогии Ульриха Зайдля – вещь центральная во всех отношениях. А если быть точным, именно слепая делает «Рай» возможным. Герои не различают, что дурно, а что хорошо – не будем забывать, что лишь в таком блаженном незнании человек был огражден от несчастий. Возможность же взгляда со стороны, критического осмысления мира вокруг мгновенно выдворила его за ограду и наделила способностью творить свой рай на земле. Именно из слепоты и упорства героев рождается вся та ирония, которую сейчас принято называть юмором Ульриха Зайдля. Как например сцена, где фанатичная проповедница Анна-Мария пытается доказать престарелой паре вдовца и разведенной, что те живут во грехе и оскорбляют Христа своим союзом.

raj

Кинематограф Зайдля очень конкретен. Бывший документалист, он работает с видимой реальностью, с вещью, а не с абстрактными понятиями. И именно это свойство кинематографа он обыгрывает, показывая, что современное общество стремится привязать абстрактные понятие к непосредственным материальным воплощениям, к товару или услуге, тем самым извращая и сужая его до конкретного. Вера – это обязательно внушительная статуэтка богоматери, целование изображений и крестов, любовь – секс-услуги. Рай ослепляет. По Зайдлю, рай доступен только слепцам, а не просветленным.

В первой части подруги героини, рекомендующие ей секс-туризм, остаются в этом раю, потому что не подвергают происходящее осмыслению. Главная героиня не способна оставаться там именно потому, что не ищет ослепления и забвения. Ей виден изъян этой упрощенной фальшь-модели, созданной людьми, воспитанными обществом потребления. Каждому по вере его – аксиома, подтверждающаяся из фильма в фильм, но стыдливо не выпячивающаяся на первый план ввиду своей очевидности. Так и в «Вере» – мы видим ослепленную Анну-Марию в начале фильма, которая действительно пребывает в раю, ей самой созданном здесь и сейчас. Но рай заканчивается там, где начинается рефлексия. Героини трилогии обречены вкусить от Древа познания.

В рай фанатичной католички вторгается реальность, сама многогранная жизнь, от которой она закрывается. И наиболее явным воплощением этой жизни в фильме является ее бывший муж. Здесь также блестяще обыгран страх европейцев перед исламом. Муж главной героини – исламист, который отчаянно пытается показать, что ее поведение находится за гранью нормального.

Анна-Мария любит, ругается, вожделеет своего Христа, и это в истории отнюдь не скандальная пикантность, а печальный диагноз человеческой мутации в эпоху потребления. Любовь, Вера и Надежда в современном мире – не преображающая сила. Героини вступают с ними в те же товарно-денежные отношения, торг здесь всегда уместен, и они торгуются, потому что в этом новом сознании предполагается, что чудо непременно должно произойти, чудо им Должно. Стимулом к финальному очищающему катарсису становится именно рефлексия, еще не потерянная героинями способность различать мир за границами личного утопического рая и, как следствие, способность понимать что рай – лишь иллюзия.

Текст: Анастасия Сенченко

Редакция выражает благодарность Angleterre Cinema Lounge за предоставленную аккредитацию.

comments powered by HyperComments
Ольга
2013-04-09 10:05:27
рецензия замечательная, но желание посмотреть почему-то не возникает