Вы здесь
Главная > Музыка > «Обливион»: В раю без изменений

«Обливион»: В раю без изменений

После не очень тепло принятого «Трона: Наследие» (2010) Джозеф Косински в новом фильме «Обливион» не покидает область научной фантастики, сотрудничая с самым влиятельным актером современности Томом Крузом.

oblivion1

Сложносочиненный рассказ об астронавте постапокалиптической эпохи, испытывающем чувства
к девушке из далекого прошлого. История протекает в декорациях, равных которым кинематограф
еще не видел. И это заслуга не 120-миллионого бюджета, а целой команды художников, не просто
поставивших картину, а наполнивших ее архитектурой, понятой не в узких рамках, а архитектурой
кадра и плана, охватывающей все – от будущей Земли и космических кораблей до локонов
Андреа Райзборо. Если сюжетная линия фильма и не достигает необходимого совершенства, то о
постановке этого сказать нельзя.

Часть русскоязычной публики, непрерывно жаждущей Тарковского, но обладающей узкими
взглядами, фильм очевидно пропустит. В то время, как главный герой «Обливиона» – это
сибмиоз той ностальгии, которую зачастую испытывают герои Вуди Аллена (и уже упомянутого
Тарковского). Джек любит девушку, которой нет/не было/никогда не будет. Он живет в
совершенном мире будущего, старательно строя вокруг себе мир давно ушедший (помните
как Гил из «Полночи в Париже» покупал пластинки Кола Портера и встречался с Эрнестом
Хемингуэем?). Главной сценой всей этой невыносимой ностальгии послужит визит героя на 2017
Superbowl Stadium, не оставляющий сомнений в том, что Джозеф Косински и его сценаристы
поразительно талантливы. «Тачдаун!» – вскинет руку астронавт Джек на разрушенном стадионе
оставленной планеты.

oblivion2

Заветные слова «Том Круз» на афише всегда являются залогом актерской игры невероятного
уровня от человека, не запятнавшего себя ни словом, ни делом. Напарница Круза Андреа
Райзборо смотрится рядом с ним органично и самое главное – на равных. Не вызывая мыслей
вроде «Том Круз и какая-то актриса». Райзборо пока не вышла за рамки локальной английской
популярности, виной чему, возможно, ее старомодная красота, не позволяющая получать главные
роли в Голливуде, где ценится простота и незамысловатость условной Дженнифер Лоуренс.
Тупым углом актерского треугольника «Обливиона» является Ольга Куриленко, которая не может
похвастаться ни красотой, ни актерской игрой.

Очевидно, что Косински – режиссер гениальный, вне зависимости от того, как публика встречает
его фильмы. Создать целую оригинальную Вселенную в фильме – удел избранных художников.
Оставив мир электролюминесцентных ламп («Трон:Наследие»), Джозеф Косински строит мир
будущего, мир пастельных оттенков и совершенных форм, мир, полностью независимый от
реальности (даже Элвиса здесь зовут Боб).

Проблемы «Облачного атласа» немногим отличаются от того, что интересует
режиссера «Обливиона». Косински смотрит на вещи немного уже, чем Энди и Лана Вачовски,
но глубже: его облачные карты не столь метафоричны, сколь математически просчитаны.
Завершая свою кинематографическую симфонию уровня Шостаковича, Косински безапеляционно
постулирует, что герой может любить девушку, которую никогда не видел, даже в том случае, если
он сам – не более чем абстрактная идея.

Текст: Евгения Савкина

comments powered by HyperComments