Вы здесь
Главная > Кино > «Деточки», или как получить лицензию на убийство

«Деточки», или как получить лицензию на убийство

Один из центральных представителей постперестроечного кино Дмитрий Астрахан снял остросоциальный фильм «Деточки» о детях-сиротах, взявших в руки по ножу и отправившихся резать нехороших взрослых. Группа исхудалых ребят, старшему из которых всего четырнадцать, врывается в детский дом, где детей готовят в пользование богатым педофилам, и перерезает горло всем гостям и сотрудникам – так начинает эта сказка.

kiddies1

В начальных титрах картина позиционируется как «сказка», хотя такой манёвр скорее выглядит
заблаговременным оправданием режиссёра за то вопиющее преувеличение и спекуляции,
которые мы увидим на экране. Банда, выступающая в качестве народных мстителей и
прозванная «деточками», наказывает людей, так или иначе виновных в страданиях детей: врача,
отказавшегося делать операцию, или учительницу, доведшую ученика до самоубийства. Полиция
тщетно пытается поймать новоявившихся героев: после публичной казни «деточками» злодея на
вокзале, опрос свидетелей показал, что народ одобряет преступную деятельность детей.

В наше время, когда в правительственных и правоохранительных кругах царит беспредел и
вседозволенность, астрахановский фильм как никогда актуален. Несмотря на весь пафос и
шаблонность, в злободневности ему нет равных; не призывая в открытую выдать каждому
по оружию, авторы ленты задаются вопросом: дошло ли наше общество до той грани, когда
убийство не просто норма, а необходимость? Астрахан из фильма в фильм иллюстрирует беды
русского народа, и идеей фильма пытается купить индульгенцию за никакие диалоги, деревянную
актёрскую игру и надуманный сценарий. В роли подростков снялись настоящие детдомовцы
– частая ошибка кинематографистов, считающих, что такая «реалистичность» персонажей
обеспечит правдоподобность фильму. На деле же такие фокусы заставляют зрителя лишь плакать
о лишённых работы профессиональных актёрах.

kiddies2

Опять-таки очевидные сценарные промахи компенсируются невероятной эмоциональной силой
картины, во многом обязанной музыке Глеба Белкина. Фильм способен вызвать резонанс в
обществе, в нём есть искра, из которой при желании можно организовать мощный взрыв. Если
Вам доведётся увидеть картину в кинотеатре, то вы гарантировано не уснёте, уж точно посмеётесь
над несколькими остроумными шутками и обеспечите себя пищей для размышлений на долгое
время вперёд. Только все хитрые и провокаторские приёмы режиссёра и сценариста едва ли
затмят отсутствие художественной ценности киноленты. Рассказывать страшные сказки на ночь,
конечно, полезно, но чтобы превратить их в произведение искусства, необходимо нечто большее,
чем банальный конфликт и кровавые подробности.

Когда-то устами младенцев глаголила истина, теперь их руками вершится правосудие. Кто
сможет осудить убийство пытающегося изнасиловать собственную дочь отца? Весь ужас
моральной дилеммы возникает оттого, что в деле замешаны самые безвинные существа – дети.
Будь на их месте взрослые – была бы совсем другая история. Если их поступки можно было бы
истолковать как желание взять на себя функцию Бога, то их бездействие рождает иллюзию, что
Бог сам предоставил эти полномочия детям. Достоевский давно написал простую истину: «Вся
высшая гармония не стоит слезинки хотя бы одного ребёнка». Но точно так же никаких врат
счастья не откроется на поле изрезанных детьми взрослых. Так стоит ли справедливость (читай –
месть) таких жертв? Ведь это удивительно, как многое человек способен вытерпеть.

Текст: Вероника Кломас

comments powered by HyperComments