Вы здесь
Главная > Интервью > Праздничная зона Сафарли

Праздничная зона Сафарли

Писатель и журналист Эльчин Сафарли отметил своё 29-летие в формате встречи с читателями в «Буквоеде». «ОКОЛО» представляет ответы автора «Сладкой соли Босфора», которые услышали от него гости праздника.

1

Для писателя вы молодой, не будем это отрицать. Как думаете, откуда у вас появился жизненный опыт, который помогает вам писать книги о вечном?

Я считаю, что все решено задолго до нашего рождения. Я убедился в этом, наверное, за последние два месяца текущего года. То, что я должен писать книги, которые будут интересны  и читаемы, было решено до меня. Когда выходила моя первая книга «Сладкая соль Босфора», я не думал, что у нее будет успех. Книга не соответствует издательскому формату и не такая толстая. У нее не было никакого рекламного бюджета. Однако буквально через месяц она попала в лидеры продаж книжного дома «Москва». Поэтому, когда анализирую, через что прошел, я понимаю, что всё было решено задолго до меня.

В каком году были ваши первые литературные пробы?

Во-первых, я закончил факультет журналистики: меня было большое желание научиться журналистике и работать журналистом. А писательство – это второй этап для журналиста, мне кажется. Честно говоря, я даже не отношу себя к писателям — я просто пишу о том, что я чувствую. Оказалось, это нужно многим людям. Я стараюсь не вникать глубоко в то, что я писатель, и что мои книги имеют успех. Я всегда стараюсь, насколько возможно, быть вне этого. Конечно, я хочу, чтобы меня читали, но меня не интересуют книжные премии и прочее.

Расскажите, как вы пишете: приходит вдохновение, и вы придумываете пару глав на одном дыхании или это кропотливый труд изо дня в день?

Я стараюсь, безусловно, писать ежедневно. Не для того, чтобы издать больше книг. Я стараюсь придерживаться какого-то режима работы, каждый день садиться за ноутбук и писать о том, что я чувствую.

Первая книга, как и у всех, вообще,  была написана спонтанно. Это были заметки из ЖЖ, которые в итоге превратились в книгу. У меня нет какого-то определенного плана, я стараюсь слушать свое сердце во всех вопросах жизни. Если мне нечего сказать, я не буду писать, лишь бы набить объем и издать книгу. Вот, например, книга «Если б ты знал» вышла летом прошлого года, и я никак не напишу новую. Но, думаю, она скоро созреет.

Нужна ли вам какая-то определенная атмосфера?

Я живу обычной жизнью, как и вы. Встречаюсь с друзьями и близкими, посещаю кафе и рестораны, стою в очередях в магазинах и банках. Мне не нужна особая атмосфера, домик у моря или дубовый стол и трубка, чтобы писать книги. Я могу заниматься этим дома, сидя за столом или лёжа в кровати с ноутбуком.2

 Откуда вы берете сюжеты?

Я не научился их придумывать. Если б я придумывал их, я писал бы книги чаще. Это бесспорно то, что я чувствую. Я не могу описать чью-то историю. Меня часто просят об этом, но я всегда боюсь сфальшивить. Девяносто процентов я пишу о себе, плюс художественные элементы, конечно, — с проституткой в Стамбуле я не работаю. (смеется)

Вы начали работать над книжкой по восточной кухне. Расскажите о ней.

Она уже практически готова. Это будет неформатная кулинарная книга за 500 рублей. Я хочу, чтобы у моих книг была доступная стоимость. Она будет такой же, как и все, написанные мной ранее. Однако в каждой главе будет рецепт, обтекаемый историей из жизни, моей или моих друзей.

А вы готовите также хорошо, как пишете книги?

Честно, я готовлю хорошо. В декабре, в редакции «Гастроном», я готовил турецкий плов. Когда редактор журнала предложила мне поехать к ним на кухню, я очень перепугался. Потому что дома ты готовишь хорошо: там твоя знакомая кухня, знакомая атмосфера, да и дома мы всё делаем хорошо (в ванной, например, мы все хорошо поем). Но я подумал, что если я правда умею готовить, то у меня получится это и на другой кухне. Так и вышло: когда я попробовал свой плов, я сказал: «Ммм, очень вкусно». Профессиональные повара, которые там работали, посмотрели на меня, подразумевая: «О, такой нескромный чувак». Но потом попробовала Марианна, редактор, и подтвердила: «Вкусно, очень». Поэтому я стал более уверенным в этом вопросе, так что могу дать кулинарный мастер класс.

Вы много пишете о Стамбуле. Есть ли такие уголки Турции, где вы не были, но очень хотели бы побывать?

Я очень хочу побывать в одном городке…очень отдаленный город. Но сразу хочу сказать, для меня Стамбул — это не Турция. Для меня это отдельная страна.

Географически ваши герои будут путешествовать дальше?

Тема Турции больше не будет подниматься в моих книгах. Я хочу раздвинуть рамки, чтобы читатели из других стран тоже могли почувствовать себя на месте героев.

Мы уже слышали, как вы начинаете писать. А последняя страница? Как вы заканчиваете?

Я безумно счастлив. Я радуюсь тому, что наконец-то обрадуется мой редактор.

Скажите, а вам предлагали экранизацию ваших книг?

Поступали предложения от молодых режиссеров, но я, честно говоря, очень требователен к этому вопросу. Мои книжки атмосферные, в них нет динамичного сюжета. К ним тяжело написать сценарий. Я бы очень хотел, чтобы «Мне тебя обещали» была экранизирована. Это моя самая любимая книга. Она очень правдивая, очень честная.

5

 В этом зале полно девушек. Почему большинство ваших читателей — прекрасная половина человечества?

Женщины — самые благородные читатели. Они всегда дают тебе шанс, и не один. Если мужчина дочитает то 11 страницы  и поймет, что книга ему не интересна, он сразу же закроет ее. Женщина будет читать и 12, и 13 — а вдруг он исправится?

Ваши книги переводятся на другие языки? И не портится ли от этого суть книги, её атмосфера?

Перевести на английский очень сложно, это сбивает атмосферу полностью. Дело в том, что требования американских издательств другие. Они требуют, чтобы было коротко и просто. А у меня не просто, понимаете?

Русский язык – очень богатый язык, он иногда может передать то, что передать невозможно. Мне очень нравится, как звучит моя книжка на азербайджанском языке. Мне нравится, как будет звучать моя книжка на турецком языке, но сложно перевести книги с русского на турецкий: очень мало людей, способных сделать это.

Почему вы сами не пишете на турецком? Почему русский?

Потому что это тот язык, на котором я чувствую. Я бы хотел перевести какую-нибудь русскую книгу на турецкий. Переводить себя очень сложно, а перевести другого автора я хотел бы попробовать. 3

Какова главная мысль вашего творчества?

Я кстати, понял её неделю назад. Вы почувствуете всё, что я сейчас буду писать – это совершенно другое. Очень многие вещи изменились в моей жизни за последнее время.

 Какова ваша миссия?

Если я озвучу, пусть это не будет звучать как пафос. Моя миссия заключается в том, что всегда нужно идти вперед. Даже если нет сил, даже если ты хромаешь, даже если тебе кажется, что впереди ничего нет, надо всегда двигаться вперед. Надо заставлять себя вставать и идти, даже если ты ни во что не веришь. В последние два месяца у меня в жизни были такие ситуации. Когда-нибудь я напишу об этом книгу. О том, что желание жить должно быть превыше всего. Это не какая-то брехня, сейчас модно говорить о том, что надо двигаться вперед и так далее…я хочу, чтобы все присутствующие просто поверили мне.

Автор: Ксения Байшева

Фото предоставили организаторы мероприятия

comments powered by HyperComments