Вы здесь
Главная > Около > Лео – мессия

Лео – мессия

Известный тележурналист Леонид Парфёнов презентовал шестой том своей книги «Намедни. Наша эра» — на этот раз о второй половине первого десятилетия XXI века. Присутствовавший на презентации в «Буквоеде» журналист Вячеслав ПОЛОВИНКО считает, что Парфёнов стремительно, хоть и против своей воли, превращается в поп-идола – и это самое грустное, что могло с ним случиться.

IMG_0525
Пока Леонид Парфёнов старается структурировать современную историю в рамках одного книжного проекта…

После успеха первых пяти книг о «событиях, людях, явлениях» выход шестого тома просто не мог не стать крупнейшим медиа-событием. Поэтому неудивительно, что на презентацию «Намедни. Наша эра. 2006-2010» народа собралось столько, что не только «Яблоку», но и даже микроскопическим «Патриотам России» негде было бы разбить лагерь протеста. Люди стояли в тесной толкучке и очереди, как в Мавзолей (оформление встречи, кстати, было чем-то похоже), и поднимались на цыпочки в надежде хотя бы краем глаза увидеть во многом эталонного журналиста последнего десятилетия. По мере того как становилось ясно, что презентацию Парфёнова услышат не все (за пределами «Литературной кофейни» журналиста стало слышно только тогда, когда он начал отвечать на вопросы из зала), петербургские интеллигентность и толерантность (странное сочетание – «петербургская толерантность») сменялись раздражением и разочарованием. Люди выходили из душного помещения, не скрывая своих чувств.
— «Какой примитив!» – в сердцах бросила одна из выходящих женщин, имея в виду то ли организацию мероприятия, то ли содержание презентации.
 «Я пришла на мероприятие, а вы мне тут настроение испортили!» – возмущённо выговаривала администраторам магазина другая дама.
Вообще-то, ни администраторов магазина, ни организаторов мероприятия (это разные люди) не стоило ни в чём обвинять. Вопрос «кто виноват?» в данном случае не имеет значения. Создавалось ощущение, что организаторы презентации сами не ожидали такого наплыва желающих послушать Парфёнова.
И совершенно напрасно, между прочим.
Огромное количество людей на презентации было вполне прогнозируемо. Причём с большой долей вероятности можно было просчитать, что это будут за люди. Вот парень вслушивается в каждое слово, наполовину доносящееся из зала, и порой одобрительно хмыкает вместе со всеми. Вот женщина с первым томом «Намедни» в руках напряжённо всматривается в толпу, пытаясь увидеть просвет и, возможно, человека, которому она верит. А вот охранник в совершенно будничном режиме выносит из зала ещё одну посетительницу – даму в верхней одежде, которой стало плохо в душном помещении.

IMG_0554
…другие пытаются запечатлеть себя в истории рядом с самим Парфёновым

Правда, были и те, чьё появление на презентации достаточно серьёзной книги смотрелось вроде бы парадоксально. Например, две девушки, которые не слушали хотя бы ответы Парфёнова, а просто стояли в толпе и рассматривали фотографии на смартфоне. Или пожилой фриковатый мужчина, постоянно пытающийся кадрить этих самых девушек (потом он пытался кадрить уже пожилых женщин – видимо, трезво оценив свои возможности).
Но даже эти персонажи логично вписываются в контекст, если признать очевидную вещь. Дело в том, что Леонид Парфёнов в последнее время стал не просто авторитетен. Он стал моден. Этакий медиа-кумир эпохи даже не ренессанса, а триумфа советской античности, Парфёнов стал мегабрендом. Человеком, мнение которого либо мейнстрим для оппозиционеров, либо красная тряпка для государственников. При этом сам журналист — как человек и как профессионал — не вызывает никаких негативных эмоций даже у своих идеологических оппонентов. И поэтому сказать, что я, мол, ходил на Парфёнова, не зазорно ни в одной компании.Так и появляются на мероприятиях подобного рода девушки со смартфонами, главная задача которых – сфотографироваться рядом с чуваком из телевизора, который, кажется, что-то там написал.

IMG_0549
…другие пытаются запечатлеть себя в истории рядом с самим Парфёновым

Проблема в том, что в ситуации, когда Парфёнов «попсовеет», мгновенно снижается и острота написанного в его книгах. Отчасти журналист сам виноват: своим присутствием везде, где только можно (телефильмы, книги, эфиры с ним в качестве гостя, Совет по правам человека, рекламные ролики и музыкальные клипы), Парфёнов перекормил аудиторию. Статья «Отравление Литвиненко» в сознании информационно пресыщенного читателя теперь стоит на одном уровне с рекламой швейцарских часов или – ужас, ужас! – фразой «Совет при президенте России». А это неминуемо превращает условное «полониевое дело» в элемент информационного шума, в обычную информацию, а не в уникальный материал со своей стилистикой и со своим (вот тут пусть Парфёнов даже не спорит) мнением.
С другой стороны, современное общество в массе своей такого Парфёнова и ждёт. Людям, по большому счёту, по барабану, какие у самого журналиста убеждения, что он думает о последних событиях и как реагирует на них. Им достаточно знания о том, что Леонид Парфёнов – это хороший журналист, у которого есть позиция по некоторым вопросам. Он её постоянно озвучивает, и, тем не менее, у него снова и снова спрашивают про это. Так удобнее. Всегда ж приятно получить ожидаемый ответ на ожидаемый вопрос. Парфёнов это понимает и вынужден грустно принимать правила игры, лишь иногда выходя за рамки неожиданной пародией на Льва Лещенко или цитатой из Noize MC.
Остаётся лишь надеяться, что планируемая на 24 марта реинкарнация программы «Намедни» на «Дожде» под названием «Парфёнов» сможет несколько смахнуть пыль попсовости с именитого журналиста. Ну, или, по крайней мере, добавит Парфёнову поклонников, у которых будут новые вопросы о главном. О том, без чего нас невозможно представить, ещё сложнее – понять.
Книгу, кстати, купите – она потрясающа.


Автор – корреспондент портала ЗАКС.Ру, специально для ОКОЛО
Фото Анны БАЛАХОНЦЕВОЙ

comments powered by HyperComments