Вы здесь
Главная > Кино > Жизнь за парад

Жизнь за парад

Безыскусная и беспредельно трогательная комедия сербского режиссера Срджана Драгоевича «Парад» сочетает в себе грубоватый уличный юмор с полным трагизма внутренним надрывом. Плакать приходится чаще, чем смеяться, но общая атмосфера фильма чиста и легка, как летний дождь. И все это — при минимуме выразительных средств, примитивном, почти детском сюжете и, похоже, весьма небольшом бюджете.

Тема фильма извечно актуальна и тревожно двусмысленна, как обычно, когда речь идет о проблемах людей нестандартной сексуальной ориентации.

Парочка геев, весьма успешных в бизнесе, не желают мириться с традиционным неприятием обществом их нетрадиционного бытия. Они влюблены, жизненно активны, полны творческих идей. В социуме, морально не готовом жить рядом с «иными» им сложно не только реализовать себя, но и просто спокойно работать, не рискуя заполучить очередную порцию тумаков. Несмотря на внешнюю мягкость, изысканность и сентиментальную готовность в любую минуту «пустить слезу», устроитель свадебных шоу Мирко (Горан Евтич) и ветеринар Радмило (Милош Самолов) вступают в нешуточную борьбу за права геев в послевоенной Сербии. Их мечта — организовать в Белграде первый  гей парад с благополучным исходом. С пониманием и примирением. Сознавая, что это иллюзия, друзья приглашают для защиты участников парада от лысых громил — скинхедов брутального владельца охранного агентства Николу (Никола Койо), ярого гомофоба и националиста, волею случая вовлеченного в жизнь мирных геев.

Вслед за этим авторы фильма «выстреливают» целой кавалькадой уморительных сцен и событий, умело нанизанных на нить повествования, как бусины на прочную леску. Крепкий сценарий выстроен словно по нотам: завязка, конфликт, кульминация,  катарсис.

Когда во время гей парада, случившегося уже скорее, как акт отчаяния, чем, как хорошо продуманная акция, гибнет симпатяга Мирко, комедия на взлете превращается в трагедию. И эта смерть, как часто бывает, выворачивая наизнанку и души, и мозги, приводит к повсеместному примирению не только геев с гомофобами, но и не по-божески враждующих друг с другом братьев-славян. Окрашенный грустью финал, пусть и иллюзорен, как любая правда настоящего искусства, но оставляет душе главное — веру и надежду.

Малоизвестные на просторах мирового кинематографа сербские актеры показывают настоящий класс, играя сочно, на грани гротеска и абсолютной достоверности. Каждый знает, что истинные геи —  душа — люди: возвышенные натуры с большим интеллектуальным размахом и выраженными художественными наклонностями. Актеры виртуозно возводят в высокий градус как махровое гомофобство простолюдинов, тупорылую ненависть скинхедов, так  и потешную, трогательно — нежную любовь двух здоровых красивых мужчин друг к другу. Их ревность, капризы, истерики, слезы смешны и утрированы до предела для того, чтобы ярче проявить суть роста характеров героев. К концу фильма с них сходит шелуха внешнего и показного, обнажая нрав способных на настоящие поступки личностей, готовых упорно идти до последнего в защите своих прав и интересов.

Неповторимый балканский колорит «Парада» восходит к самым лучшим образцам южноевропейского кино: расслабленное адриатическое существование на фоне руин недавней войны, смачные шутки, вечное веселье и добродушное подтрунивание над бывшими согражданами, а ныне соседями по Балканам. Не случайно на территории бывшей Югославии этот фильм стал абсолютным хитом, его посмотрело более 600 000 зрителей. Для его производства, как в старые добрые времена объединились Хорватия, Македония, Сербия и Словения и создали выразительный бурный фарс — римейк «Великолепной семерки». Так безудержно юморить над теми проблемами, о которых в Западной Европе принято говорить с суровой тревогой могут только на солнечных Балканах.

Российской душе искренность и нарочитая грубоватость «Парада», а также его идея миролюбивого соседства славян особенно близка, а трагическая сторона фильма, к сожалению, узнаваема и крайне актуальна.

Текст: Дарья Евдочук

comments powered by HyperComments