Вы здесь
Главная > Около > Маленькая революция Дмитрия Быкова

Маленькая революция Дмитрия Быкова

Дмитрий Быков. Творческий вечер в Большом зале Филармонии. 18 марта. Санкт-Петербург.

Как Бродский он “заражен нормальным классицизмом”. В его стихах и многослойная глубина, и бьющая не в бровь, а в глаз метафора. Проблема только в том, что в наш “атомный век, в наш каменный век” серьезный поэт никому не нужен. Оппозиционные и малоизвестные талантливые дарования, затерявшиеся и рассеянные по всей матушке-России, мыкаются в поисках своего несуществующего слушателя или читателя. Быть поэтом в наше время – занятие довольно непрактичное. Современная поэзия давно покинула литературный перрон, перекочевав на более благодарное лоно песенных текстов для музыкальных групп. Так или иначе, после Бродского еще никто не смог с уверенностью выразить всю боль и печаль российской действительности. И ниша главного поэта страны так и остается не занятой.

Каково же тогда жить в такое время поэту, журналисту, сатирику и революционеру Дмитрию Быкову? Ведь саму суть своего существования он очень хорошо описал в своем стихотворении “Избыточность”:

 “Избыточность – мой самый тяжкий крест.

Боролся, но ничто не помогает.

Из всех кругов я вытолкан взашей,

как тот Демьян, что сам ухи не ест,

но всем ее усердно предлагает,

хотя давно полезло из ушей.

Я выпускал премьеры тридцать раз,

плюс сто заявок у меня не взяли;

играл, писал, ваял et cetera.

Сказал бы кто, зачем так мало вас

присутствует сегодня в этом зале,

и лишь меня настолько до хера?”

Большой зал Филармонии был полон. На творческом вечере одного из популярнейших современных оппозиционеров собралась настоящая питерская интеллигенция разного возраста и социального положения. Дмитрий Быков, автор проекта “Гражданин поэт”, исполнял свои  произведения и отвечал на вопросы зрителей. Лирика, стихотворные политические письма или стихи-размышления. В текстах Быкова есть и парафраз на Бродского, и вольнодумие Пушкина, и нечто Бодлеровское. Они о нашей Российской Империи – чаще убогой, чем величественной, но повсюду за иронией и сарказмом в них кроются неподдельная искренность и прямота. Со сцены часто произносились имена Дима и Вова, а из зала доносился вполне оправданный и живой смех. Революционность события 18 марта была подчеркнута еще и местом происходящего. Острые, сатирические стихи, льющиеся со сцены Большого зала Филармонии, как триумфальные ленты опоясывали белые колонны, а голос самого Быкова заставлял динамики показывать свою несостоятельность и выдавать нечто похожее на выстрел Авроры.

[vimeo]38801635[/vimeo]

Тексты Быкова – это отдельная жизнь, наполненная яркой энергией. Жизнь-игра, жизнь-загадка и парадокс. Метафизика его произведений – как раз в парадоксе его (Быкова), как поэта, существования и вообще – в существовании поэта, как определенного противопоставления власти. Возможно, именно здесь и появляется такое острое сочетание: журналист/поэт. Как говорил классик: “Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан”. Гражданина поэта Дмитрия Быкова простым журналистом не назовешь. Назвать его российским Хантером Томпсоном язык не поворачивается. Он не особенно и общается с политиками и системой, скорее  находится на какой-то особой орбите. И все же Быков делает нечто похожее. И очень хочется верить, что когда-то поэтов и журналистов этого поколения будут называть Новой волной российской поэзии и журналистики.

 Текст: Ян Алексеенко

Видеосъемка: Роман Егоров

comments powered by HyperComments