Вы здесь
Главная > Музыка > Несколько слов о вибрациях регги

Несколько слов о вибрациях регги

Стёпа Соболев, Андрей Севалкин: концерт в клубе «Happy Bob». 21-е января. Санкт-Петербург.

Что главное в музыке регги? Вибрация любви.

Для начала о месте, в котором проходил концерт. Хотя, скорее это была своего рода посиделка, чуть ли не квартирник. Такие ассоциации возникают благодаря атмосфере в “Happy Bob”. Подвальчик на 7-ой Советской – это подобие небольшой квартиры с двумя залами, выдержанной в светлых тонах ямайских пляжей. Всюду развешены картинки, фотографии Боба Марли, плакаты и флаги, все это – почти что семейные фотографии. Здесь повсюду колоритные люди: официантки и официанты, гости –  такое количество дредов в замкнутом пространстве можно увидеть в этом городе разве что на регги-сейшн…

Благодаря всему названному выступление Стёпы Соболева было подготовлено самым лучшим образом, не говоря уже о том, что концерт окрасился полагающимися цветами Джа.

Двухчасовая программа Соболева была сведена из его собственных песен («Вибрация», «По краю до Рая», «Возвращаешь к жизни» и т.д.), а также из композиций Боба Марли, «Аквариума» и других, не менее известных и знаменитых.

Главной особенностью концерта стал минимальный саунд – гитара самого Стёпы; бас, джембе и укулеле – Андрея Севалкина. Оно и понятно, – электронные примочки (и весь прочий Даб, так любимый обоими исполнителями) были бы не уместны в домашней атмосфере маленького зала, в котором из «первого ряда» можно было пожать руку исполнителям.

Все это, плюс неподражаемый юмор Стёпы и создавало вибрации любви, согревшие публику. Вскоре посетители повытаскивали откуда-то барабаны и трещотки, так, что концерт ближе к финалу больше походил на коллективный, нет не джем, но что-то похожее на застольные песне-играния.

Для тех, кто не знает Стёпу Соболева, стоит сказать несколько слов о его творчестве. В первую очередь, его музыку делает его голос. Конечно, сейчас трудно кого-либо удивить хорошим голосом и слухом. Однако Соболев – один из немногих белых людей, которым Джа дал свой голос. Проще говоря, ямайские терпкие акценты, припевки (даже вопли в духе соул) – все это для него родная стихия.

Стилистически его музыка – даб вариант рутс регги, вперемешку с европейской мелодикой, которая корнями уходит то ли в новую волну английского рока (это чувствуется, например, в его «Будь со мной»), то ли русского рокопопса. Здесь в этих сравнениях можно легко запутаться, поэтому не стоит на них настаивать.

Об одном можно сказать с большей долей уверенности – влияние на Соболева оказала харьковская 5’Nizza. Хотя и об этом можно поспорить. Потому что не понятно, является ли «тренд» на смешение речитатива «a’la rap» с регги серией случайностей в русской и мировой музыке, либо явлением закономерным и интермузыкальным.

А еще можно смело утверждать, что музыка Соболева – куда более светлый и оптимистичный вариант русского регги, чем например у Jah Division («Молитва», или знаменитая строчка, спетая Моралесом: «Вечная монотонность и однообразность нашей музыки»). С другой стороны, в текстах Соболева всегда есть место сюжету, истории, которую он хочет рассказать другим. В этом его коренное отличие от «абсурдистской» традиции русского регги, классикой которого является группа «Аквариум». A propos: к сожалению, регги-корни самого «Аквариума» так никем и не исследованы, а они были первыми в России, кто экспериментировал с этим жанром. В этих условных границах, как кажется, существует музыка Стёпы Соболева.

Владислав Станкевичус

 

comments powered by HyperComments