Вы здесь
Главная > Кино > Почему люди начинают задумываться о вечности по прошествии лет?

Почему люди начинают задумываться о вечности по прошествии лет?

Кинофестиваль Русское Зарубежье и Сергей Зайцев:

«Мы будем открывать и открывать это наследие, как Атлантиду со дна истории многие десятилетия».

Сергей Зайцев
Сергей Зайцев

Подошел к концу Пятый Международный кинофестиваль «Русское Зарубежье». На базе Дома Русского Зарубежья им. Солженицына в Москве в течение шести дней, с 8 по 13 ноября, проходили показы лучших документальных и игровых картины, объединенных одной темой – русская эмиграция. Фестиваль, нужно отдать ему должное, уникален —  и уже этим привлекает к себе внимание. В России больше никто не занимается тщательным поиском фильмов об изгнании, о жизни наших соотечественников за рубежом, никто не пытается в масштабах фестиваля говорить на эту тему. В течение всего года команда организаторов ищет фильмы, приглашает из-за границы известных русских эмигрантов для творческих встреч и мастер-классов. Итогом огромной работы становится шестидневная программа бесплатных показов, на которую съезжаются со всего света наши эмигранты, приходят вернувшиеся, знакомятся друг с другом, узнают о событиях и людях, которые были скрыты от нас многие годы. Зал набит битком на каждом показе. Правда, среди общей массы зрителей, очень сложно разглядеть кого-то, кто младше пятидесяти. Зато что это за зрители старше пятидесяти! Вот уж действительно, где ещё увидишь: вон сидит графиня, вернувшаяся недавно из эмиграции, с ниточкой жемчуга на шее слегка презрительно кривит губы, смотря на экран; а вон профессор истории, моложавая женщина лет пятидесяти, со вкусом одетая и со вкусом себя держащая. Старичок с тросточкой, оказавшийся внуком эмигранта Белой Армии. А вот обычная старушка, живущая неподалеку, здесь, на Таганской; ей хорошо: в свет вышла, с такими людьми рядом сидит, да ещё и бесплатно. В общем, кого только нет.

А основатель этого уникального кинофестиваля, президент и организатор – Сергей Леонидович Зайцев, кинорежиссер,  член-корреспондент Национальной Академии кинематографических искусств и наук России, лауреат премии «Золотой орел». Удивительно приятный и располагающий к себе человек, согласившийся рассказать «Около», зачем всё-таки проводится Фестиваль Русского Зарубежья, какие фильмы в нём участвуют и насколько счастливы русские эмигранты.

Юлия Антипова: Сергей Леонидович, расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания фестиваля?

Сергей Зайцев: Начну издалека. Темой русской эмиграции я увлекся 20 лет назад. Я оказался в Северной Африке, в Тунисе, в городе Бизерта — это самый северный порт африканского континента. И там наткнулся на русскую часовню Александра Невского, и затем попал на погост, где были похоронены наши моряки, которые вывозили на своих кораблях армию Врангеля в 20-х годах из Крыма в Константинополь. В 21 году русская эскадра пришла в Бизерту. А в 24 году русскими моряками, как им тогда казалось навсегда, был спущен Андреевский флаг с кораблей, и русская морская колония жила несколько десятилетий в Тунисе. Люди умирали. Так образовался христианский погост. Когда я попал туда в 91 году, то был поражён, в каком состоянии находилось кладбище – совершенно разоренном. Тогда же пообещал себе, что вернусь туда и сделаю картину. В тот раз я впервые окунулся в эту тему, а потом действительно вернулся в Бизерту через четыре года и снял свой первый фильм, «Лики отечества», который  был посвящен русской морской колонии в Тунисе. С тех пор минуло два десятилетия, но я этой темой продолжал интересоваться, и восемь лет назад Виктор Москвин, директор Дома русского зарубежья, пригласил меня собирать архив аудиовизуальных документов русской эмиграции. Я согласился, пришёл официально на службу Дома русского зарубежья, стал собирать архив, потом организовали киностудию, киноклуб. Через какое-то время я выдвинул идею проведения международного фестиваля «Русское Зарубежье». И вот в 2007 году первый фестиваль состоялся.

Ю. А.: По какому принципу вы отбираете фильмы для фестиваля?

С. З.: За пять лет существования фестиваля мы показали в конкурсной и внеконкурсной программах более 120 картин. Это немало, учитывая специфику темы: о современной эмиграции, а также о первой, второй, третьей волне. Что касается принципа отбора: во-первых, это работы профессиональных авторов. Правда, иногда у нас бывают и дебюты. Во-вторых, главный принцип – не кинособытия или произведения кинематографического искусства, а принцип открытия. Каждый фильм должен содержать открытие. То, что мы сейчас показываем, было скрыто от нас многие годы. После того, как Советский Союз развалился, информация, конечно, стала просачиваться, даже – хлынула потоком, но всё равно этого не достаточно. Русская эмиграция оставила колоссальное духовное наследие и, как я думаю, мы будем открывать и открывать это наследие, как Атлантиду со дна истории, многие десятилетия. В конце концов, эмиграция именно нам завещала своё наследие. И ещё один принцип – картины должны содержать любовь к Отечеству.

Ю.А.: Где вы находите фильмы?

С.З.: Есть постоянные участники, которые присылают нам фильмы. Я сам, будучи президентом фестиваля,  естественно, обращаю внимание на фильмы, связанные с темой русской эмиграции, когда посещаю другие фестивали в Москве, в других городах  или за рубежом. К тому же, в течение всего года, помимо фестиваля, в Доме русского зарубежья существует киноклуб «Русский Путь». Эта круглогодичная работа аккумулирует вокруг нас силы многих авторов. В течение всего года сюда приходят режиссеры, предлагают свои работы к показу в киноклубе, приводят своих коллег. При этом я могу сказать, что если документальных фильмов снимается достаточно, то игровых, к сожалению, не очень много. Я, как кинематографист, понимаю, что это происходит не потому, что не хватает сюжетов, а потому что бюджет игровой картины в разы больше, чем неигровой. Игровых фильмов о русском зарубежье немного, набираем мы их с трудом, но тем не менее уже пятый год находим фильмы и для игровой, и для неигровой программы. Более того – многие хорошие документальные картины остаются за бортом. Режиссеры, естественно, обижаются, но мы их успокаиваем, говорим, что в следующем году обязательно покажем. Поэтому недостатка в кинокартинах у нас нет. Скажу больше – программа на 2012 год уже почти сверстана.

Ю.А.: Как вы думаете решать проблему с игровыми фильмами?

С.З.: В будущем мы планируем набирать в программу фильмы, сюжетно не связанные непосредственно с темой эмиграции, но снятые по произведениям эмигрантов. Например, экранизации книг  таких авторов, как Виктор Некрасов, Иосиф Бродский, Владимир Набоков, Александр Солженицын, Иван Бунин, Александр Куприн и др.

Ю.А.: Расскажите подробнее о режиссерах. Кто снимает: люди, связанные непосредственно с русской эмиграцией или просто интересующиеся ей?

С.З.: Снимают совершенно разные люди, причастные к кинематографу. Отечественные режиссеры в последнее время часто стали обращаться к теме русской эмиграции. К тому же на базе Дома русского зарубежья работает киностудия «Русский Путь». Мы сами занимаемся съемками фильмов на данную тему. С  начала работы киностудии в 2005 году снято более 10 картин. Конечно, эти картины никогда не представлены в конкурсной программе по этическим причинам. Но иногда их показывают вне конкурса. К примеру, в этом году киностудия закончила фильм «Толкай телегу к звездам» о Георгии Дмитриевиче Гребенщикове, забытом русском писателе. Он уехал в эмиграцию сначала во Францию, потом в Америку, и там не только продолжал писать и работать, но и основал в Коннектикуте русскую деревню Чураевку, где своими руками сложил православную каменную часовню. И, собственно, к чему я это говорю – режиссер фильма Николай Сикорский, сын знаменитого реконструктора Игоря Сикорского, никогда не занимался темой русской эмиграции до этого фильма. Просто режиссеры со временем приходят к этой теме. И это чистосердечный интерес. Интерес к огромным пластам культуры, которые так долго были от нас скрыты. Для меня самого недавно было открытием, что телевидение, по сути, изобрёл Владимир Зворыкин (изобретатель иконоскопа, позволившего начать массовый выпуск телевизионных приемников – прим. автора), что первый видеомагнитофон изобрел Александр Понятов, и так далее – бесконечная вереница этих людей, оказавшаяся на Западе. При этом, большинство соотечественников знают только, допустим, о Бунине и Шаляпине.


Ю.А.: Назовите, пожалуйста, самые интересные или примечательные фильмы фестиваля. 

С.З.: Не очень корректно мне, будучи президентом кинофестиваля, выделять какие-то конкретные фильмы. К тому же «самые интересные фильмы» с какой точки зрения? Если киноискусства – то да, конечно, можно было бы назвать несколько картин. Но всё-таки это не совсем кинематографический фестиваль, а скорее просветительский. Поэтому на первое место ставится открытие как таковое. И в этом смысле каждый фильм интересен. Могу подряд пройтись по картинам, чтобы никого не обидеть. К примеру, фильм Олега Филя «Николай Туроверов. Страницы жизни» — о замечательном великом казачьем поэте, который в возрасте 19 лет попал в эмиграцию с казачьими частями, и  никогда на Родину уже не вернулся. Поэт прекрасный, гумилёвских традиций, его поэзию нужно открывать и открывать. Дальше, «Эмка Мандель с Колборн Роуд, 28» — фильм Павла Мирзоева о Науме Коржавине, ещё одном поэте и духовном лидере поколения 60-х, который сейчас находится в очень тяжелом состоянии, пережил несколько операций. Знаете, когда я прочитал его строки:

Столетье промчалось. И снова,

Как в тот незапамятный год –

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдёт.

Ей жить бы хотелось иначе,

Носить драгоценный наряд…

Но кони всё скачут и скачут,

А избы — горят и горят.

Я понял, что это великий русский поэт.

«Отец Михаил. История одной семьи», режиссеры Галина Огурная и Елена Чавчавадзе. Фильм о священнике Михаиле Осоргине небольшого прихода в городе Кламар под Парижем. Я этим летом был у него на службе – замечательный человек, его отец был расстрелян на Соловках ещё во время революции. Прекрасный фильм «Женитьба по-итальянски» об итальянско-российской паре Лоре и Тонино Гуэрро, картина Саши Бруньковского. «Николай Романов. Обретенная Россия» режиссер Жиль Вюиссо. Это о прямом праправнуке императора Николая I. Николай Романович рассказывает о своей судьбе и жизни. Помимо этого проходят творческие вечера. К примеру, вечер, посвященный  аниматору и иллюстратору Александру Алексееву, с которым ещё Орсон Уэллс  работал. Творческий вечер канадского актера и режиссера Саши Марина и много-много всего ещё.

Ю.А.: Кто основная аудитория фестиваля? Как я заметила, большинство – это пожилые люди. А что насчёт молодежи?

С.З.: Людей приходит очень много и совершенно разных. Но, к сожалению, как вы заметили, молодежь почти не интересуется. Понимаете, «зов корней» каждый человек начинает слышать в разном возрасте. Почему люди начинают задумываться о вечности, о своих корнях по прошествии лет? Потому что они чувствуют встречу с вечностью, а молодежь мало об этом задумывается, и это естественный процесс, сетовать на это бессмысленно. Этим  и объясняется малое число молодых людей на фестивале. Хотя в последнее время они начинают приходить в киноклуб, их и на фестивале в этом году стало больше появляться. Мы и фестиваль проводим во многом для того, чтобы активизировать в молодом поколении процесс узнавания своей истории, потому что это же очевидные вещи – человек должен знать, откуда он и что он. И это невозможно понять, не узнав корни свои. А русская эмиграция – это не только корни семейные, это ведь огромная часть русской культуры. Она оставила колоссальное духовное наследие во всех областях: литература, кино, живопись, скульптура, балетное искусство. Вы себе не представляете, например, какое наследие оставила военная эмиграция. Вот военные эмигранты первой волны, они предсказали мятежевойну – то есть терроризм, который появился сейчас. Они даже писали: «Если хочешь мира, победи мятежевойну». Это предсказывали люди, окончившие  Академию генерального штаба ещё в Императорской России.

Ю.А.: Можно ли увидеть какие-то общие черты в судьбах русских эмигрантов? Какие-то общие проблемы, с которыми им пришлось столкнуться.

С.З.: На самом деле, сколько судеб, столько можно было бы написать книг или снять фильмов. Люди не просто меняли свою профессию, и не только были генералами, а становились шоферами. В конце концов, освоить профессию водителя не так сложно: нужно узнать город, выучить хоть немного язык и уметь водить. Понимаете, вся штука в том, что многим из тех, кто оказался в эмиграции, было 60-70 лет. Биография у человека состоялась, и другой жизни он себе не мыслил кроме как на Родине, и вдруг он в преклонном возрасте оказывается в эмиграции – это не легко, конечно.

Ю.А.: А вы знаете счастливых эмигрантов?

С.З.: Нужно не забывать, что мы говорим о вынужденных эмигрантах, об изгнанных людях и, знаете, нет, я не думаю, что среди них были до конца счастливые люди. Ни Иван Бунин, который получил там Нобелевскую премию, ни Игорь Сикорский, который фактически стал основоположником самолетостроения в Соединенных Штатах. Не был счастлив Михаил Чехов, который воспитал в  своей школе в США многих знаменитых голливудских актеров.

Ю.А.: Давайте резюмируем: для чего же всё-таки нужен фестиваль?

С.З.: Для объединения эмигрантов – это один из вариантов. Способствовать объединению русских диаспор со всего мира. Мы показываем, люди приезжают, смотрят фильмы друг о друге, знакомятся. При этом мы постоянно проводим показы– как бы эхо международного кинофестиваля Русское Зарубежье. Совсем недавно как раз приехали из Швейцарии, неоднократно демонстрировали фильмы в Штатах, во Франции, в Финляндии, Болгарии, Сербии, Чехии.

И, главное для нас, как я уже говорил, способствовать открытию, помочь узнать о том огромном наследии, которое нам завещали русские эмигранты.

Беседу вела Юлия Антипова

comments powered by HyperComments