Вы здесь
Главная > Кино > Хроники-2011: Манхэттенский фестиваль короткометражного кино

Хроники-2011: Манхэттенский фестиваль короткометражного кино

baner_MF2011_vert_300В Петербурге стартовал Манхэттенский фестиваль короткометражного кино. Возможно, именно так и должен выглядеть кинофестиваль нашего времени. Десять фильмов. Два часа. Что-то непременно понравится, соответственно риск потратить их впустую минимален. Подобная ирония не лишена глубокого уважения к составителям программы. За очень короткий срок им удалось представить широкий жанровый и культурный спектр, пусть и с явным преобладанием простых светлых и радужных цветов.

Начинается он с наиболее интересной и остроумной шведской истории «Случай перед банком». Настолько тонкой, что появиться она могла только из жизни, которая, как известно, «фантастичнее вымысла». Режиссер Рубен Остланд, похоже, даже всерьез опасается, как бы реальность, вторгшись на эту территорию, не отбросила на второй план все художественные изыски, которыми он наделил картину. В итоге мы получаем работу, вполне сравнимую с разрисованной шаловливым школьником газетной фотографией. История повествует о двух глуповатых горе-грабителях и их филигранно комичной попытке ограбления. Ко всему прочему она населена такими же колоритными обывателями, сводящими комичность ситуации практически к абсурду. Зритель видит ограбление банка, о котором можно сказать не «это было как в кино», а «это было как в жизни».

После этого небольшая передышка – австралийский анекдот, вполне незатейливый, забавный и не лишенный перегибов: «Дик» Кристофер Столлери. Его легкость в обращении с щекотливыми темами выгодно оттеняет следующую швейцарскую картину. «Мак» Джеральдин Зоссо – пожалуй, наиболее личная и всерьез драматичная, без примеси отстраненного взрослого взгляда, морализаторства или умиления. Четырнадцатилетняя девочка под давлением семьи собирается отдать своего новорожденного малыша в приют. Перед этим, высвободившись из-под опеки старших, она на целый день становится матерью и осознает свое материнство, чтобы к вечеру все же расстается со своим малышом.

«Мак». Режиссёр Джеральдин Зоссо
«Мак». Режиссёр Джеральдин Зоссо

«Я люблю Люси» Колена Кеннеди – издевательская история о шотландских люмпенах, рассказанная в духе Ирвина Уэлша. При этом наиболее провокационным остается именно название, цитирующее милый сериал для домохозяек. Вся прочая шоковая терапия могла бы поразить только зрителей оригинального классического телешоу шестидесятилетней давности. Вероятно, в возможности увидеть озорную находчивость всеми любимой домохозяйки в современном контексте и состоит основное послание этой работы. Задорной и бессмысленной – в духе проделок подростков, населяющих фильмы Хармони Корина.

Так к середине программы хулиганский задор набирает обороты и выливается-таки в канадский треш-мюзикл «Легенда бобровой плотины». Режиссеры Джером Сэйбл и Эли Бальтон, задумав снять пародию одновременно и на фильмы ужасов, и на мюзиклы, вполне успешно ловят обоих зайцев – и песни, и фонтаны крови появляются в самых ожидаемых местах, что в рамках жанра приносит скорее удовольствие, нежели разочарование.

Американский анекдот «Секстинг» Нила ЛаБута – фильм-казус, и не только по содержанию. Непонятно зачем заснятый на черно-белую пленку бородатый анекдот заставляет скучать в ожидании с первых секунд понятной развязки. Ситуацию еще больше усугубляет привычная пикантность контекста. Тем не менее, он прекрасно подготавливает зрителя к напряженной венгерской истории.

«Лес» Карпати Дёрдь Мора суров и сдержан – в лучших традициях скандинавской школы. Герой помимо собственной воли оказывается свидетелем преступления и спешит вернуться к цивилизации. Здесь лес враждебен герою как символическое пространство изначального, символ душевной борьбы во мраке собственного «я». Это чувство дополняется ужасом перед встречей с «другим» один на один, перед столкновением с посторонним больным человеческим сознанием. От подобной встречи герой и сбегает.

«Лес». Режиссёр Карпати Дёрдь Мор
«Лес». Режиссёр Карпати Дёрдь Мор

«Работа врача» (реж. Хулио Рамос) из Перу ожидается как нечто заманчиво экзотичное, как первые шаги кенийской кинематографии, но вопреки ожиданиям транслирует знакомый сюжет медицинских сериалов о докторе, оказавшемся в заложниках и спасающем жизнь преступнику.

За перуанским вариантом сериального сюжета следует единственная в программе историческая картина о том, как собака укрывает скрывающегося от немецких солдат еврея – «Давид и Голиаф». Американец Джордж Завердас мастерски переносит на экран и отчаяние загнанного зверя, и усталость, и чудо невероятного спасения. Документальное и не менее волшебное продолжение этой истории, рассказанное самим Давидом перед камерой, способно породить живое участие. История частная времен Большой Истории обидно лишена необходимого обобщения, осмысления в рамках этой самой Истории, и в представленном виде скорее походит для сюжета ток-шоу.

«Давид и Голиаф». Режиссёр Джордж Завердас
«Давид и Голиаф». Режиссёр Джордж Завердас

И, наконец, финальный аккорд – Абу Бакр Шоки монтирует картину о революции в Египте из документальных съемок. «Пятница мучеников» сознательно и притягательно бесхитростна и почти по-эйзенштейносвски вдохновляет на великие свершения. Все те же, обнаруженные сто лет назад приемы манипуляции: маленькие дети с нарисованными флагами на лицах, братания революционеров с солдатами – все это заставляет верить в перемены, в возможность сломить систему. В связи с египетской революцией народные массы вновь осознаются кинематографом в качестве главного героя. Разница лишь в том, что египетскому режиссеру посчастливилось заснять «документальную победу» народа над режимом. Финальные кадры показывают, как многотысячная толпа теснит водометные машины для разгона демонстраций. И эти сдающие назад мощные машины заставляют поверить в силу и мощь человеческой воли, сметающей все преграды. Это то, о чем давно не принято говорить, но о чем стоит помнить. В общем, более чем достойный финальный аккорд.

В целом, отборщики преследовали цель не столько отобрать лучших из лучших, сколько представить в максимально конденсированной форме культурный срез во всей своей неоднородности. Плюс ко всему – создать из столь разнящегося материала цельное и крепко сшитое лоскутное одеяло – задача крайне сложная. Реализовав ее, отборщики создали совсем уж по классическому монтажному принципу новое художественное целое, картину под названием «Манхэттенский фестиваль короткометражного кино».

Анастасия Сенченко

comments powered by HyperComments