Вы здесь
Главная > другие новости > Иллюзии & реалии театрального образования

Иллюзии & реалии театрального образования

P7140476 - копияСергей, художник по костюмам: «Наше образование излишне традиционно. Академия застряла где-то в 60-х годах».

— Сергей, ты учился где-то после школы, помимо Академии на Моховой?

— Да, я учился в художественной школе, затем в художественном училище. После окончания решил поступать во МХАТ, между экзаменами во МХАТе я съездил в Петербург, который сразу меня очаровал. Ноги сами привели на Моховую, где я подал документы в СПбГАТИ. Я всегда был околотеатральным человеком, поэтому мой выбор специальности был очевиден.

— Ты остался доволен полученным в Академии образованием?

— Нет. Проблема в том, что наше образование излишне традиционно. Первые два года мне безумно нравилось учиться, я получал удовольствие от того, что мы делали в Академии. Но потом я понял, что шага вперед нет и не предвидится, если находиться в традиции этой школы. И я начал заниматься самообразованием.

— А что тебе нравилось в обучении?

— Огромный плюс образования на Моховой — это обширная гуманитарная база. У нас были замечательные преподаватели по литературе, как русской, так и зарубежной, и другим гуманитарным предметам.

— Скажи, пожалуйста, как в Академии обстояли дела с практикой?

— У нас не было настоящей практики. Академия этим не занимается, так же, как и трудоустройством. Формально у нас, конечно, была практика, но она не могла принести никакой пользы. Заключалась она в том, что студент мог прийти в Мариинский театр и просто побыть там балластом на шее. Мы могли лишь посмотреть, как работают другие, а не получить какое-то задание, которое сами бы выполнили.

z_1cd8776b

— Но, может, у вас были творческие задания?

— Первые два года мне были очень интересны творческие задания, связанные с материаловедением, с различными фактурами, текстилем. Но все они были крайне традиционными. На тот момент меня это могло заинтересовать, потому что я еще не совсем понимал, что к тому же заданию можно найти совсем иной подход, не знал, как это сделать в другом ключе. Но потом я понял, что Академия застряла еще в 60-х годах, а сейчас то же самое можно сделать намного ярче и необычней. Например, меняя материал, ты можешь полностью изменить прочтение, показать то же самое с совершенно иного ракурса. Когда ко мне пришло это осознание, я просто повернул взгляд в другую сторону. Русскому театру уже давно стоит отойти от так называемого большого стиля. На мой взгляд, это просто моветон. Наш театр очень традиционен сам по себе. Многие из театральных деятелей занимаются не изобретением чего-то нового, а поддержанием в должном состоянии того, что уже давно было создано.

— Учась в СПбГАТИ, ты работал по профессии?

— Еще учась на первом курсе, я начал работать с реквизитом в театре им. Ленсовета. Я видел театр изнутри. На практике он сильно отличается от театра в теории, то есть от того, о чем нам рассказывали в Академии. Представления о театре, которые закладывались в Академии, совершенно не соответствовали действительности.

— А в чем именно проявлялось несоответствие?

— Пропасть от эскиза к воплощению замысла колоссальна. В Академии этот вопрос обходят стороной.

— А что бы ты изменил в системе творческого образования?

— Я считаю, что невозможно ничему научиться, обходя практику стороной. Мне кажется, что студентов необходимо устраивать в театр и уже там обучать их основам работы.

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Закончил работу в сериале в качестве художника по костюмам. Сейчас начну работу над моноспектаклем. Меня интересуют независимые проекты. Если честно, очень хочется выйти из нашей профессиональной тусовки.

— Чем она тебя не устраивает? Почему и куда хочется из нее выйти?

— Выйти из нее, конечно же, некуда. Можно просто быть не в ней. Наша узкопрофессиональная тусовка сейчас — это театральные бизнесмены, то есть группа продажных людей, которые не интересуются искусством и не желают искать нечто новое.

z_cd330b10

— Планируешь ли ты получать дополнительное образование?

— Хотел бы связать себя с пластическим театром, заниматься режиссурой физического действия. Но учиться я бы стал в Европе. Пока этот план существует только в теории, я не определился с тем, где именно хотел бы пройти обучение. Если честно, моя корочка художника по костюмам мне даже немножко мешает. Мне намного больше импонирует зарубежный подход к обучению. На Западе существует такой факультет как «fine arts», после которого ты можешь работать дизайнером ресторанов, архитектором, писать фрески, а не ограничивать свое поле деятельности сугубо театром. Такое образование намного шире того, что есть у нас. В России университет дает выпускнику лишь узкую тропинку. Я бы точно не стал отдельно обучать критиков разных направлений, так же как режиссеров музыкального театра и драматического. Мне кажется, это близкие по профилю специалисты, которым стоит вместе учиться.

— После завершения учебы в Европе, ты вернешься в Россию?

— Я бы хотел жить в России, а работать на Западе.

— Сергей, а ты рассматривал другие варианты при поступлении?

— Изначально собирался поступать на сценографию, но в год моего поступления набора не было. Когда учился, жалел о выборе, сейчас у меня уже нет никаких сожалений. Мне кажется, что факультет, на котором ты получал образование, не так уж и важен. Нередко доводилось встречать людей без профессионального образования с очень зрелым взглядом на вещи. Я вообще очень люблю дилетантов.

— Есть мнение, что творческому человеку вообще не стоит получать образование, чтобы сохранить свежесть взгляда и нестандартность мышления. Есть ли, на твой взгляд, необходимость в творческом образовании?

— Нужда в образовании, конечно, есть. Просто ты вовсе не обязан обучаться напрямую специальности, которую выбираешь. Можно учиться неким околопрофессиональным вещам. Навыки, способные усовершенствовать твое мастерство, ты можешь просто брать из книг, о которых ты бы не смог узнать без помощи профессоров, лекций в университете. С этой точки зрения наше образование, конечно, уникально.

Добавить комментарий