Вы здесь
Главная > Кино > Кино Баварии в Петербурге

Кино Баварии в Петербурге

В конце апреля в рамках «Недели Германии в Петербурге» прошла программа «Кино  Баварии: смотрим и обсуждаем». Петербургские зрители увидели два кинофильма: «Пикко» и «Дневники из Полла», выпущенные в 2010-м году. Организаторами мероприятия выступили Немецкий культурный центр имени Гёте в Санкт-Петербурге и Фонд кино и телевидения Баварии. В дни показов Петербургская публика получила возможность пообщаться с создателями кинокартин: Филипом Кохом (Philip Koch),  режиссёром Тобиасом Валькером (Tobias Walker), продюсером фильма «Пикко»; Майке Кордес (Meike Kordes), продюсером  фильма «Дневники из Полла».

День первый. «Пикко»

pikko1

Фильм «Пикко» был показан на Каннском международном кинофестивале 2010-го года в рамках программы «Двухнедельник режиссеров» и стал одним из самых заметных событий фестиваля, вызвав у жюри острые споры. Фильм Филлипа Коха — это история молодого человека по имени Кевин, попавшего в подростковую тюрьму и пытающегося приспособиться к новым условиям существования. Российским зрителям, наслышанным о «тюремных ужасах», поначалу могут быть непонятны первые кадры: надписи на стенах камер, что-то вроде «Когда я умру, то попаду в рай, так как в аду уже был» и тому подобные. Где же ад? Камеры просторные, с личными шкафчиками и столиком, заключённые играют в карты, в футбол, пьют бражку, торгуют травкой и сигаретами, В общем, развлекаются как могут. Где же они, тюремные ужасы? На самом деле они не в избиениях и извращениях (о которых и наслышан российский зритель), а в необходимости соответствия иерархическому строю тюрьмы и соблюдения ритуалов. Если ты новичок, то одновременно будешь всем ненавистен и никому не нужен. Всё это потому, что на тебе висит ярлык. А если тебя хоть и в шутку назвали «петухом», то, скорее всего, скоро придётся повеситься. «Петухи» в тюрьме играют именно такую роль. Снять с себя ярлык, примерно как передвинуть тюремные стены, невозможно.

В какой-то момент тихоня Кевин, которому зритель уже привык сочувствовать, начинает вести себя иначе. Резко, без предупреждения. То ли дело в том, что он уже нет новичок, то ли в том, что он сделал свой выбор, встав на сторону «плохих парней». Однако, так внезапно «потерять» героя посреди фильма для зрителя действительно неприятно. Ближе к финалу Кевину даётся возможность перед зрителем «реабилитироваться». Он снова должен выбрать роль либо «благородного друга», либо «закоренелого мучителя».  Но верить ему уже совсем не хочется.

Ключевая позиция фильма — социальная. И направлен он, что чётко ощущается, не на конкретную зрительскую личность, а на общество в целом. Как признался сам режиссёр: «Система перевоспитания в тюрьмах не работает, поэтому я решил поднять эту тему для всеобщего обсуждения». В этом-то и неоднозначность «Пикко» — зрителю приходится «страдать» полтора часа экранного времени из-за неработающей системы немецких подростковых тюрем, а в финале так и не увидеть выхода. Проблем прибавилось, но избавления от них не произошло.

Из беседы с режиссёром

Кому адресован этот фильм?

В первую очередь, конечно, нынешней Германии. Такое явление как молодёжное насилие, насилие среди подростков в нашей стране табуировано. На эту тему чаще всего предпочитают не распространяться, между тем, почти каждый, осознавая эту проблему, так и не доходит до её реального осмысления. Просто так устроена в Германии общественная система: всё держится на мнимом порядке, который уже давно никем не поддерживается, а существует лишь в формальном виде.

Те люди, для которых и о которых я снял, — это подростки, попавшие в колонию, а также все остальные, кто закрывает глаза на эту проблему.

— Какова предыстория Вашего замысла? В основе конкретное реальное событие, столь повлиявшее на Вас, или главной целью было разоблачение системы?

— Всё происходило постепенно. Это не какой-то линейный случай, или история, а отдельные обрывки, которые привели к замыслу. Меня изначально интересовала обратная сторона общества, в котором мы живём, его болевые точки. Поэтому к съемкам я подготовился основательно. Больше года собирал материал, ездил в тюрьму к малолетним преступникам. Проводил исследования этой среды изнутри.

— Будете ли Вы показывать свои фильмы тем, кто действительно пережил подобное, или сейчас находится в колониях?

Да, в ближайшее время я хочу этим заняться. Но не собираюсь ограничиваться только показом, а надеюсь близко, насколько возможно, пообщаться с этими ребятами, попытаться поговорить о том, каким они хотя видеть своё будущее, о смыслах жизни, о ценностях. В общем, о насущных темах. Я был бы рад помочь им по-другому взглянуть на себя и на то, что происходит вокруг них, в конце концов на то, что толкает их на преступления. Ведь большинство из них – люди обреченные, почти восемьдесят процентов из них в дальнейшем, так и не научившись адаптироваться в объективном мире, возвращаются обратно. Тюрьма становится для них чем-то вроде приюта. Мне бы хотелось хоть кому-нибудь помочь задуматься, найти решение, выйти из этого заколдованного круга.

— Долго ли пришлось искать актёров?

Мы хотели работать с профессиональными актёрами, поэтому в фильме задействованы те ребята, которые учатся актёрской профессии. Для многих работа в фильме была связана с нравственной проблематикой, а для некоторых появилась отличная возможность проявить себя как начинающего киноактёра.

— У Вас не было других идей по поводу финала? Почему всё настолько безнадежно с этими людьми?

Нет. Я с самого начала представлял себе, как именно это должно закончиться. О какой надежде может идти речь? Если уж браться за такую тему, то нужно идти до конца, и обнажать эти механизмы в самых нелицеприятных и натуралистических красках. Думаю, я свою задачу выполнил. Остаётся посмотреть, что будет дальше, как примет это Германия.

Читать далее:

comments powered by HyperComments