You are here
Home > Театр > Нос или рог?

Нос или рог?

8 августа в театре «Мастерская» был показан спектакль «Носороги» режиссёра Александра Кладько.

— Давайте перейдем к логике, основанной на накопленных знаниях. Внимание! Драматург начала 20 века, французского производства. Фамилия?

-??

— Первые две буквы Ио..

-Иооооо Иогоголь?

— Нет, не Иогоголь.

-Иоевский?

— Нет, даже не Иоехов! Включайте логику! Думайте! Думайте!

— Иоооо Ионеско!

— Ионеско! Эжен Ионеско! Молодец! Вот можете, когда хотите! Теперь, внимание! Этот драматург написал пьесу, первые две буквы Н О? Это существо. Название пьесы? Думайте! Думайте! Логику! Ионеско какую пьесу мог написать?

— Нооос?

— Нет, я же Вам сказал, что это не Иогоголь!

— Но-со-пыр?

— Нет, и не пыронос.

— Но-со-глот? Носорог!

-Носорог! Носорог! Конечно! Пьеса называется «Носорог». И так, дальше переходим к визуализации. Закройте глаза, представьте себе: европейский городок. Площадь в провинциальном городке, на первом этаже… Там двухэтажный дом, можете представить себе? На первом этаже витрина бакалейной лавки, в лавку ведет стеклянная дверь. Перед ней порожек, две-три ступеньки. Над витриной крупными буквами выведено «Бакалея», на втором этаже три окна, это, по-видимому, квартира хозяев магазина. Над лавкой высоко в небо уходит шпиль колокольни. Между лавкой и левой стороной площади, убегающая вдаль узенькая улочка. Слева наискосок что? Тень? Нет, не тень, витрина кафе. На террасе еще несколько столиков и стульев. Время: воскресный летний день.

На этой площади жители становятся свидетелями появления настоящего носорога. Сцена происходит буквально в первые десять минут спектакля, таким образом режиссер, Александр Кладько, знакомит нас с большинством действующих лиц: выдуманный диалог об Эжене Ионеско и его пьесе, приведенный выше, ведут Логик (Максим Студеновский) и Старый Господин (совсем не старый Константин Гришанов), в кафе встречаются неопрятный, скучающий кутила Беранже (Арсений Семенов) и педантичный, строгих правил Жан (Сергей Агафонов), их обслуживает официантка (Владимир Карпов) и хозяйка кафе (Ксения Морозова), по-соседству лавочники (Алена Артемова и Олег Абалян), а на площади идут по своим делам домашняя хозяйка (Софья Карабулина) и Дэзи, мечтающая о любви барышня (Арина Лыкова). Все они становятся свидетелями появления носорога, которого зритель в спектакле увидит и услышит, благодаря барабанной установке и Николаю Куглянту.

Декорации в спектакле сменятся всего трижды: новость о носороге разлетится по городу, и ее живо будут обсуждать в редакции, где работают Жан, Беранже, Дези, а с ними Дюдар, влюбленный в Дэзи, перспективный молодой человек (Алексей Ведерников), поборник справедливости Ботар (Сергей Интяков) и владелец офиса Месье Папийон (Андрей Гаврюшкин).

Окажется, что Жан не появился на работе, поэтому мучимый виной за свое поведение в кафе Беранже отправится к другу домой и увидит, как друг на глазах превращается в носорога. А когда количество носорогов в городе превысит количество людей, в маленькой коморке Беранже, Дези примет решение предпочесть чувства Беранже силе и естественности стада.

Эжен Ионеско, режиссер абсурдного театра, стоящий в одном ряду с Брехтом и Беккетом, писал: «Я все-таки считаю себя вправе полагать, что театр авангарда – это как раз тот театр, который поможет нам вновь обрести свободу. Должен тут же заметить, что для художника свобода – это вовсе не игнорирование законов и норм. Свобода воображения не есть уход в ирреальное, не есть бегство – напротив, это дерзость творения. Творить, изобретать, не значит прятаться от жизни, страшиться ее. Пути воображения неисчислимы, сила воображения не ведает границ». Режиссер театра Мастерская Александр Кладько, в данном случае, дерзнул творить на полную катушку. В первую очередь отошел от точного текста и позволил импровизации актеров звучать. Диалоги при этом накладываются друг на друга, и зачитываются сопутствующие мизансцены, наезжая, толкаясь и создавая словесный поток на грани хаоса. «Его театр — это мечта о языке» — так Жан-Поль Сартр охарактеризовал творчество Ионеско. Постановка театра Мастерская – буйство языка. Язык сопровождает гротеск и клоунада, так что, невзирая на сложность драматургии, зритель получает шанс расслабиться и вволю посмеяться.

Удачное решение режиссера – живой джазовый оркестр и вольная трактовка хитов 30-х годов, переведенных на русский язык Борисом Бирманом, придает действу ритм. Время действия, которое можно предположить вначале, ориентируясь на описание старого европейского городка, легко становится похожим на наши дни, когда официантка берет в руки планшет и делает селфи, а носороги в масках в финальной сцене отбивают чечетку на фоне небоскребов.

Спектакль оказывается насыщенным. Тот самый редкий случай, когда режиссер берется за сложный текст и не перебарщивает, а делает его проще и одновременно богаче оригинала, ориентируясь на современного зрителя. И велика вероятность, что зритель уходит после спектакля не замученным, задаваясь вопросом “Что это было?”, а получившим эстетическое удовольствие и задумавшимся, например, о том, чью же сторону он принял бы, находясь на месте Беранже, или о феномене коллективных мутаций человечества при столкновении с фашизмом, феминизмом, сексизмом, абсолютизмом и любыми другими «измами». Театр абсурда, который зритель в силах понять – большая ценность в современном искусстве.

А петербургский зритель имеет возможность еще и сравнить два видения одного и того же произведения. Оценив красоту спектакля «Мастерской», который покажут теперь в конце сентября, можно отправиться в ТЮЗ, там поставили свою версию пьесы режиссеры Николай Рощин и Андрей Калинин.

Текст: Катерина Егорова

Фотографии из открытого доступа

comments powered by HyperComments