You are here
Home > Театр > Цепи, кровь и любовь

Цепи, кровь и любовь

«Ибо сильна, как смерть, любовь…»

В театре ЦЕХЪ 19-го марта состоялась премьера «ненормативной» трагедии «Ромео и Джульетта».

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Эти слова известны, наверное, каждому человеку в мире. Было огромное количество постановок трагедии, снимались фильмы. Но за четыреста с лишним лет и общество успело измениться, и окружающий нас мир тоже. Потому оригинальным видением истории зрители пресытились, а сам сюжет кажется уже не таким актуальным (в особенности для молодежи). А это значит, что все чаще и чаще появляются истории «по мотивам» той же трагедии или любого другого классического произведения.

– У нас сегодня второй день премьеры. «Ромео и Джульетта». Шекспир. Театр Ненормативной Пластики в содружестве с театром ЦЕХЪ (вы сейчас находитесь в ЦЕХЪ-театре) соединились и сделали общую работу. Те, кто ожидает увидеть «Ромео и Джульетту» в классическом созвучии, может сразу вставать и выходить. Вероятнее всего, это даже можно назвать спектаклем «по мотивам», – говорил вступительное слово режиссер Роман Каганович.

Самые первые секунды спектакля не просто погружают в атмосферу, но и дают понять, что вся история будет не просто печальной, она будет по-настоящему острой и даже беспощадной.

В зале темно, начинает играть музыка и вдруг раздается резкий удар цепи по полу. От неожиданности зрители даже подскочили на своих местах. И еще удар, и еще, и еще… Постепенно появляется свет, а вместе с ним и актеры. И сразу же хочется отметить декорации. Точнее, их минимальное присутствие: светоотражающие натянутые полосы от потолка к полу, бутылки с жидкостью и, пожалуй, самая большая и функциональная декорация – обычный длинный полиэтилен. Что же касается костюмов героев, то здесь вы не увидите ни платьев в пол, ни откровенных нарядов, ни даже современной повседневной одежды (раз уж спектакль поставлен лишь «по мотивам»). Абсолютно все герои были одеты в одинаковую камуфляжную форму. Исключением была лишь финальная сцена, где Джульетта была уже в склепе, похороненная в подвенечном платье.

Само название «Ненормативная Пластика» уже готовит зрителей к тому, что слов будет как можно меньше, а своеобразной пластики, экспериментальной хореографии – как можно больше. Сначала был буквально баттл (что с английского переводится как бой, битва) «двух равных семейств мирных жителей», с агрессивными выпадами рассказчика, сидящего на цепи и прыгающего с криками время от времени на зрителя. А ближе к концу, когда уже Джульетту в белоснежном платье внесли в склеп, стояла гробовая тишина. Даже пришедший удрученный Ромео прощался с любимой тихо и аккуратно.

Как мы знаем, монах Лоренцо (из добрых побуждений) предложил Джульетте выпить специальное снадобье и впасть в сон. Ромео, не знавший о сне любимой, увидел ее в склепе, не вынес горя и выпил яд. И именно в эту минуту проснулась его ненаглядная. Весь, в прямом смысле слова, тихий ужас в эту злополучную минуту отлично смогли передать актеры, исполняющие главные роли. И какой эффектной была финальная сцена: нет ни ножа, ни чего-либо еще колющего. Лишь окровавленной ладонью Джульетта успевает прикоснуться к своему сердцу, как она засыпает уже навсегда.

Вообще, это по Шекспиру там должен быть образ монаха. Но для меня это был не конкретный земной человек, а, скорее, воплощение настоящей любви двух юных людей, которую враждующие семьи, сами того не осознавая, посадили на ту самую цепь. Та любовь, которая одновременно с последним выдохом Джульетты упала рядом замертво.

– Что можно сказать позитивного о спектакле? Поскольку все тут работали бесплатно, как вы понимаете, команда сложилась очень крутая. На мой взгляд, только в таких местах может рождаться какое-то действительно ценное искусство, потому что все работают за идею. Очень круто, когда все горят какой-то идеей, и сейчас вы увидите, что из этого получилось, – говорил режиссер вначале.

И невозможно не согласиться с его словами! Каждый актер отдавался на все сто, стараясь передать все те чувства зрителям, которые испытывали герои. Это были не слова, это был физический театр. Но именно после таких спектаклей зрители либо выходят, ничего не поняв, либо – в полнейшем восторге. Ведь не на каждого может воздействовать «ненормативная» подача, но зато каждый зритель точно понимает: «Сильна, как смерть, любовь».

Текст: Анастасия Кулипанова

Фотографии из открытого доступа

 

comments powered by HyperComments