You are here
Home > Музыка > Juniper: Tembro

Juniper: Tembro

Группа Juniper, подарившая Петербургу особую северную разновидность эйсид-джаза, открыла турне-презентацию третьего студийного альбома концертом в «Сердце» на Васильевском острове в первую пятницу весны, 3 марта. 

Долгожданная пластинка была отчасти знакома слушателям ещё до концерта: квинтет исполнял некоторые композиции на осенних и зимних концертах. Уже тогда начало складываться представление о характере грядущего альбома: было заметно, что новые вещи звучат жёстче и агрессивней прежних. И вот альбом готов, диски разлетаются прямо на концерте, новый «культурный центр» на Биржевой улице — «Сердце» — слегка дребезжит, с трудом справляясь с натиском звука. Гости нарядные — похоже, что музыканты чуть ли не в лицо знают каждого слушателя, сколько бы их ни пришло, а те приплясывают, оживлённо звенят стаканами, порой восторженно визжат и то и дело аплодируют. Мелькают вокруг красные плиссированные юбки, коктейльные платья, чёрные лаковые башмачки, алая помада; жилеты и белые рубашки, татуировки и стёкла очков… Сами Juniper, как обычно, почти сливаются цветом сценической униформы с чёрным задником; руки, лица, инструменты – в фокусе внимания.

Тому, кто не впервые оказался на их концерте, заметно: саунд и правда стал менее лёгким. Не в том значении, в каком обычно используют выражение «лёгкая музыка», а менее летучим и увлекающим вдаль. И в то же время из композиций ушла изрядная доля меланхолической сладости воспоминания. Хотя структура выглядит прежней: плоть и кровь каждой вещи нарастает вокруг сэмплов, и всё так же привычно и тактично строится диалог духовых, то смягчая интонацию, то поднимая голос, но труба Дениса Ошерова вдруг прорезает воздух острым и ярким соло, и саксофон Кирилла Тимонина то и дело берёт на себя ритмично-гранжевую роль.

Приходит черёд гитары Юрия Нестерова, она накачивает зал, а тот к середине концерта уже не так заметно сопротивляется звуку своими бетонными перекрытиями и меньше напоминает по отклику жестяную бочку.

Преодолевая грубую инертность материи, музыка заставляет танцевать, проникает в ритм дыхания и резонирует с пульсом. Ударные (Николай Миронов) и контрабас (Владимир Емельянов) безошибочно задают направление фанковому трипу.

Предсказуемость композиционных поворотов нарушается спонтанными импульсами, и всё яснее на первом плане выступает окраска мужского характера материала нового альбома, особенно на фоне некоторых старых находок. Пожалуй, слоганом Tembro могло бы стать суровое «не до нежностей!». Но вот «Ностальгия» — очередной сюрприз, открывающий ещё одну грань издания: Tembro, при всей внешней энергичной суровости, порой естественным образом переходит на интонации почти интимные, сочетая типично джазовую сексуальность и холодно-завораживающий электрический нерв.

Текст: Анна Рыбалка

comments powered by HyperComments