Вы здесь
Главная > Около > Игорь Верещагин: «Фотография становится фотографией, когда ее напечатаешь»

Игорь Верещагин: «Фотография становится фотографией, когда ее напечатаешь»

Март. Остоженка, 16. Вечер. Огромное белое пространство Мультимедиа Арт Музея. На первом этаже – public talk по случаю выставки «Подаренное и украденное». «Фотописец рок-н-ролла» Игорь Верещагин и его большие друзья – герои фотографий: Гарик Сукачев, Михаил Ефремов и Михаил Горевой. Это люди, которые не нуждаются в представлении. Люди, которые заметно повлияли и продолжают влиять на российскую рок-н-ролльную культуру разных сфер. Ведь рок-н-ролл — это не только стиль музыки, но и стиль жизни. Это состояние души.


Фото: Михаил Белоцерковский

Игорь Верещагин. 9 фактов.


Фото: Александр Скоморохов

О том, с чего все началось:

«Несколько лет назад, роясь в отцовских архивах, я обнаружил конверт, на котором было написано: «Я и Маша, снимал Игорь, 12 июня 1957 года». То есть я теперь имею свой собственный день фотографии. И в этом году исполняется 60 лет с того момента, как я начал нажимать на кнопочку фотоаппарата. Мой отец был аккуратистом, все пленочки складывал в конверты, те в свою очередь подписывал, когда и что было снято. Я не такой. Ну, а в школе мы с ребятами увлекались шпионской съемкой, брали с собой маленькие фотоаппараты, чтобы была возможность незаметно что-то сфотографировать».

Об увлечении музыкальной фотографией:

«В 60-е годы, когда появились The Beatles, Rolling Stones и другие наши герои, мы могли только слышать их по радио или переписывать с ленты на ленту у друзей, то есть для нас было большой загадкой – как они выглядят и что из себя представляют. Желание увидеть своих кумиров воочию подтолкнуло меня к занятию музыкальной фотографией, которое, собственно, не проходит до сих пор».

О регулярном посещении концертов:

«Я снимаю только любимых музыкантов, и никогда не снимаю то, что мне не нравится. Поэтому это никогда не станет обузой».


Фото: Александр Скоморохов

О переезде в Москву:

«Однажды, в конце 80-х, я включил телевизор и наткнулся на Гарика Сукачева, исполняющего песню «Моя маленькая бейба». Меня это до такой степени поразило, что стало одним из побудительных моментом моего переезда в Москву. И вот, в начале 90-х, я переехал сюда. Тогда мне было 42. А тут уже проще – каждый день концерты, фестивали, в общем, есть где разогнаться музыкальному фотографу».

О тесных связях с русской культурой:

«В этом плане мне очень помог лидер группы «Квартал» Артур Пилявин – это единственный человек, которого я знал по приезде в Москву. Его уже давно нет с нами. Он любил все стили музыки, поэтому у него был широкий круг знакомств. И вот через него я буквально за полгода перезнакомился со всеми музыкантами, в том числе и с Гариком. У того в свою очередь еще больше знакомств. Вот такая цепочка. Потом Гарик начал снимать фильм. Собственно, он и позвал меня в киноиндустрию. Так что можно начать в любом возрасте».


Фото: Александр Скоморохов


Фото: Александр Скоморохов

О том, что по-настоящему важно:

«Есть такой вид фотографии, в котором каждый из вас гениальный фотограф, — это семейная фотография. Из семейной съемки можно сделать настоящее произведение искусства! Но нынешнее время такое: мы смотрим на кадры через экран телефона, компьютера, айпада, но это все не фотография. Фотография становится фотографией, когда ее напечатаешь. Лучше вас самих никто не снимет вашу семью. Нужно обязательно печатать и вешать эти снимки дома на стену, чтобы, проснувшись, вы не включали айпад, а сразу видели близких, родных людей».

О любви к черно-белой фотографии:

«Видимо, с тех времен, когда мы снимали на черно-белую пленку, у меня осталась любовь к черно-белой фотографии. Особое свойство, которое мне нравится в таких кадрах, исчезновение сиюминутности. Ты уже не можешь датировать, что это снято вчера, и много несущественной лишней информации просто отсекается.  Есть такие снимки, которые требуют цвета. Основное – это все-таки черно-белое изображение».


Фото: Александр Скоморохов


Фото: Александр Скоморохов

О своем отношении к постановочной съемке:

«Один из моих любимых фотографов – это Йозеф Судек, чешский фотограф, который снимал только на форматную камеру. Ко всему прочему у него была одна рука, правую руку он потерял во время Первой мировой войны. Это только кажется, что постановочная фотография является полной противоположностью фотографии актуальной. Есть такие тонкие моменты, как свет, выражение лица. Вообще, это отдельное искусство».

О своих фотокамерах:

«На данный момент у меня четыре камеры. Любимая – лейка монохром, которая сразу делает черно-белые снимки. Мне очень не нравится, когда люди, например, на фейсбуке вывешивают два кадра – цветной и черно-белый и спрашивают у аудитории, какой лучше? Этот вопрос должен решать сам фотограф, причем сразу».


Фото: Александр Скоморохов

Конечно, за любого художника говорят его работы, но все же, что думают о творениях Игоря Верещагина его друзья и коллеги?

Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова:
«Какая-то абсолютно гениальная выстроенность кадров. Настоящий художник щелкает затвором фотоаппарата так и в такой момент, что получается произведение искусства! Это, несомненно, относится к Игорю!»


Фото: Александр Скоморохов

«Мозг Игоря Верещагина выстроен двояко. С одной стороны, он на редкость ясный, мне дико нравится стройность и жесткая композиция его снимком, начиная с работ в Братске, а с другой – это какая-то невероятная человечность: за 60 лет нажимания на затворы фотоаппаратов он по-прежнему интересен, и к нему по-прежнему остается какое-то очень хрупкое, бережное отношение. «Москва Сукачева» – снимок, который меня потряс. Гарик вообще с виду не выглядит нежным, ну вы посмотрите на него! А «Москва» – это крупный план музыканта, которого мы, казалось бы, знаем уже вдоль и поперек, на фоне города».


Фото: Александр Скоморохов

Михаил Горевой:
«Игорь Верещагин – фотограф-художник. Нас, с нашими профессиями, окружает полно фотографов, которые не художники, а стервецы, охотящиеся за неудачными дублями. Сопля из носа у любого человека может выскочить, а не только у артиста. Игорь – художник, и он не позволит себе сделать позорный кадр».


Фото: Александр Скоморохов

«Игорь – главный фотограф русского рок-н-ролла, это правда, но он еще и большой специалист по русскому театру. Я не только артист, но и режиссист, на моем счету большое количество спектаклей, вот уже как 21 год у меня свой театр. И Игорь – летописец моего театра, он блистательно это делает! А еще нашей компании у него кличка «дед», все его близкие так называют, не потому, что он старый, а из уважения! Я Игоря встречаю на каждом концерте Гарика, Сережи Галанина, он был на каждой моей премьере. Вот есть же баснописец, летописец, а фотописец есть? Отныне ты фотописец!»

Фото: Александр Скоморохов

Михаил Ефремов:
«Игорь с приходом цифры не утратил художественности, что очень редко. Спасибо тебе за художественность, дед!»


Фото: Александр Скоморохов


Фото: Александр Скоморохов

Гарик Сукачев:
«Игорь – единственный человек, который снимает не только меня, но и мою семью. Никто больше этого не делает, никому больше и не позволено этого делать. Поэтому мне довольно трудно судить о нем, как о художнике. Конечно же, я ценю его как художника и весьма высоко, но для меня Игорь – это, прежде всего, часть не только моей личной и профессиональной жизни, но и часть жизни моей семьи».


Фото: Александр Скоморохов

«Практически все фотографии Игоря – не постановочные. Он способен уловить такие моменты, которые мы просто-напросто не замечаем. Это совершенно потрясающий талант. Его кадры для меня всегда неожиданны и удивительны. Мне присылают большое количество фотографий с концертов. Сейчас снимает много талантливой молодежи, причем на черно-белую пленку. И я рад этому, потому что если в кадре показана ярость, то черно-белое фото подчеркивает эту ярость, если снимок тихий – то он становится максимально сентиментальным. В черно-белой фотографии таится удивительная загадка нашего зрения. Мы все видим вокруг цветным, но только черно-белое начинает манить. По крайней мере, многие люди чувствуют в этом глубинный мир, возможно, это связано с теми фотографиями, которые мы держали в руках, когда были совсем маленькими. Здорово, что это никуда не исчезло, здорово, что молодежь делает этот олдскул! Ребята, вы крутые, я с вами!»


Фото: Александр Скоморохов

И в завершение прекрасного вечера не менее прекрасная Ольга Львовна добавила:
«Хороший снимок получается тогда, когда люди совпадают по масштабам. Подобное растворяется в подобном. Люди растворяются в людях. Если нет этой огромной влюбленности в культуру внутри себя, то многое не случается. Про каждую фотографию Игоря можно говорить часами. Это удивительно – так построить и удержать перспективу: сложно, крепко, ясно, чтобы шла энергия. Личность важнее камеры. Камера служит в руках личности и открывает нам секреты. Думать о людях на первом ряду, как это делает Верещагин, о музыкантах, о том, что не надо заслонять спинами, просто думать о людях и любить их – к этому нельзя призвать, это либо есть, либо этого нет».

Фото: Александр Скоморохов

Более ста работ Игоря Верещагина представлены на выставке «Подаренное и украденное» в Музее Современного Искусства на Тверском бульваре в рамках X московского международного фестиваля «Мода и стиль в фотографии 2017». Выставка продлится до 16 апреля.


Фото: Михаил Белоцерковский

«В чем состоит сложность делать выставку с Верещагиным? Пока ты готовишь выставку, он сидит и снимает то, как ты ее готовишь. У него фотоаппарат всегда с собой. Соответственно, количество фотографий в процессе подготовки возрастает в геометрической прогрессии. И этот процесс очень сложно остановить», — призналась ассистент куратора Анна Зайцева.


Фото: Александр Скоморохов

Автор: Наталия Кочановская

comments powered by HyperComments