You are here
Home > Интервью > Василий Аккерман – тот самый, кто действительно вас полюбит

Василий Аккерман – тот самый, кто действительно вас полюбит

Не так давно в ресторане Waiters на Якиманской набережной прошёл творческий вечер публициста Василия Аккермана. Раскрывая тематику взаимоотношений под самым откровенным углом, не жалея чувства своих слушательниц, Василий прочёл свои лучшие работы и даже отрывки из будущей книги. Ещё закрытый для посещения ресторан раскрыл свои двери для ищущих красоту, правду и мягкий мужской голос.

Мужчина, который пишет о любви далеко не как Джейн Остин, но эту любовь – современную, оголённую — хочется узнать даже больше. 26 лет. За спиной Питер и Лондон. И вот остановка в Москве. Затянувшаяся, но он об этом не жалеет. Он долго писал, оставаясь в пределах безграничного интернета и теперь хочет рассказать Вам всё, глядя в глаза.

— Довольны вечером? Это, можно сказать, ваш первый “выход в свет” как публициста-романтика.

— Был приятно удивлён количеством пришедших. Ведь растяжки на тверской с моим лицом не было, по Первому не показали. В этот раз. В следующий раз еще денег соберем и вообще будет класс!

— Полный аншлаг в лице десятков женщин в зале сказал, что всё было очень и очень хорошо. Вы устроили творческий вечер, случайно, не для привлечения женского внимания?

— Интерес к оффлайну. Если онлайн, в котором я работаю,  мне уже хоть чуть-чуть  понятен, то оффлайн пока нет, но очень мне интересен. Как небольшой шаг вперёд, расширяющий границы. Если честно, идея возникла неожиданно: Диана занимается организацией таких вот штук и, будучи моей читательницей, предложила попробовать, и я согласился. Люблю деятельных. А по поводу женщин — да, хоть это сейчас и не очень модно.

При входе в помещение, взгляд падает на подавляющее количество девушек – в красном и синем, полутоплес и в деловом костюме. Будто по щелчку пальцев автора, прекрасный пол резко оторвался от своих дел и собрался здесь. Глаза обращены к источнику драматичных строк, в руках поблёскивают бокалы с расслабляющими напитками. Всё это больше напоминает сеанс медитации или психологический тренинг, где каждый стремится получить своё. “Желание выпить с автором” — так Василий называет процесс этой встречи.

— Сегодняшний вечер только первый успешный шаг в режиме “оффлайн”. Дальше – больше. Не боитесь увязнуть в деньгах, отодвинув идею контакта со слушателем на второй план?

—  Я прямо хочу в них увязнуть. Вечно увязываю в какой-то ерунде, а хотелось бы стряхивать доллары с ботинок. А если серьезно — не вижу связи. Мне нравится то, что я делаю, а если за это еще и платят, то это идеальный вариант. Что может быть лучше этого?

— Сейчас многим есть о чём сказать и они успешно делают это, им и платят неплохо. Чувствуется конкуренция?

— Меня как-то попросили скинуть достойно пишущих ребят до 30 и… я не нашёл никого в своей возрастной категории. Ну а с нашими мЭтрами конкуренции быть не может, сами понимаете. Я знаю, что пишут, но не видно никого. А всё потому, что не пробиться особо никуда. Журналов мало, платить никто не хочет, да и “внутренних нюансов” много. Если брать не только публицистику, но также музыку и кино, то везде одна и та же ситуация: я знаю нескольких людей, которым чуть больше двадцати и смело могу назвать их гениями, но их не видят, не слышат, а ведь именно искусство двигает культуру. Благо сейчас интернет есть.

“Ты не любишь меня. Ты хочешь от меня детей. Мы — словно чей-то роман-бестселлер, а твой друг Роман потерял надежду и больше тебе не звонит. Прости, Рома…” Героиня этого текста некто неизвестная, но каждая из слушательниц смело представляет на её месте себя. Было прочитано около трёх десятков произведений. Василий подсаживался за случайный столик, продолжая повествование и пытаясь утонуть в тексте вместо женских глаз, а соблазн был очень велик.

— В зале было столько заинтересованных женских лиц, что нельзя не поинтересоваться о главном секрете – почему вас так любит слабый пол?

— Чёрт его знает, вроде я такой кретин. Правда, не знаю. Может за то, какими я их вижу.

— А какими вы их видите?

— Красивыми, и я не про ноги, попу, хотя и это тоже. Сложно объяснить. Я вижу их именно женщинами. Не просто людьми, но какими-то особенными что ли, отсюда и отношение к ним.

— А почему жёсткость в текстах не оттягивает, а притягивает?

— Людям не хватает правды, которую скрывают в эфимерные четверостишия, а я готов её показать. Собственно, именно поэтому я верчусь в пределах фэйсбука и пары порталов – остальные прячут правду за слоями цензуры. Дело доходило и до суда – на меня нападали за излишнюю прямолинейность, но я не чураюсь грязи и резкости в текстах, тем более фэйсбук – огромное пространство, мой фундамент, и пока он есть — прорвемся.

— Подъём дел в гору мотивирует, а есть ли какая-то планка, достигнув которую можно спокойно идти на творческую пенсию?

— Чтобы думать о планке, нужно хотя бы чего-то добиться. Пока я никто. Да и пока твориться, чего б не творить.

За окном опустился глубокий вечер, засияла Москва-река, а внутри третий час встречи был на исходе. Заканчивались также напитки и даже совесть у некоторых дам – уверенный в себе, талантливый мужчина и и его правда кого угодно могут свести с ума.

— Вы говорите, что все девушки прекрасны и любить можно и нужно каждую, но когда появится та самая, одна-единственная, сможете подарить всё своё бездонное сердце только ей?

— Вы должны понимать, что такое количество историй про женщин, говорит не про то, что я супер-бабник, а о том, что я пока что просто не встретил ту самую. Ну и если вдуматься — я неудачник. Так что, всё ок. Даже если сейчас остепенюсь, историй хватит надолго.

— И напоследок о злободневном: наступит ли момент, когда о любви будет сказано всё?

-За несколько веков не смогли, так что… а вообще — можно говорить, писать о чём угодно и как угодно, главное, чтобы тебе верили.

А вы ему верите?..

Беседовала Арина Арефьева

comments powered by HyperComments