You are here
Home > Театр > «Неприкасаемые»: не отворачивайтесь

«Неприкасаемые»: не отворачивайтесь

27 июня во дворе Феодоровского собора, что за Московским вокзалом, показывали спектакль про бомжей «Неприкасаемые». Немногие знают об этом соборе: в советское время его серый орнаментальный куб с дополнительными постройками стоял обезглавленный, изуродованный конвеерными перемычками, пугая ночных прохожих жутким видом функционирующего трупа. Здесь располагался молочный завод. В нашем веке собору вернули первоначальный облик.

Облик хорош: в слабом свечении закатного неба, в десятом часу вечера выбеленные стены, опоясанные бегунцом и поребриком, радостно переглядываются окнами с полуциркульными завершениями, умело имитируя средневековье. Условный занавес – точнее, белая завеса – развевается на сквозняке меж двух строений. Сцена – не сцена, а лобное место. Осветители поработали на славу, но стемнеет позже, а пока искусственный свет бесполезен и смешон. Минимализм декораций оправдан использованием мультимедийных проекций, они тоже вступят позднее, а пока представление смутно напоминает кинематографические казни, вскрывая неожиданный исторический контекст. Контекст вскрывается сам, нарывом коллективной вины. И делает каждого зрителя соучастником социальной драмы.

1-SRhkQyk8A
Автор идеи и режиссёр спектакля – Михаил Патласов, известный приверженец документального театра. Композитор – Олег Каравайчук. Документы, на которых строится рассказ – интервью с бомжами, это скелет сценического действия, живое свидетельство из первых уст, пересказанное артистами от лица самих же героев. Они пришли, вышли на сцену – не все, некоторые не смогли. По разным причинам. Андрей, к примеру, попал в больницу. От его лица говорит Борис Павлович (БДТ), и ему как никому другому удаётся воплотить вербализированный замысел режиссёра – «стереть границы», в данном случае – слиться с другим человеком. Актёру перевоплощаться свойственно, но здесь двойник – настоящий человек. В той мере, в какой он может позволить себе быть настоящим, рассказывая о себе. Драма перерастает в психодраму, так что стираются и границы между искусством и терапией.

4wK2UZZSYDk
Михаил Патласов, заявляя о стирании границ, подразумевал, в первую очередь, границы между миром благополучного, условно устойчивого горожанина – и маргинальным миром тех, кто ушёл из дома, потерял дом, никогда не имел дома. Проблема Петербурга в том, что здесь эта граница и без спектаклей тонка и размыта. Чувство бездомности свойственно многим в этом городе, холодном, застёгнутом на все пуговицы, потому что, как кричат со сцены (громко и шёпотом, словами и жестами), дом – это близкие. Это люди, с которыми ты живёшь, которых видишь каждый день, и которые тебя видят. И вот ненависть ребёнка, которого сдали в детдом, она же обратная сторона любви, сообщает со сцены главное – просто не бросайте своих. Не отворачивайтесь.

Текст: Анна Рыбалка 

Фотографии из открытого доступа 

comments powered by HyperComments