You are here
Home > Кино > «Конец тура»: Диалоги в дыму

«Конец тура»: Диалоги в дыму

Как известно, все хорошее когда-нибудь кончается, и в очередной раз подошел к концу московский «Амфест». «Конец тура» — фильм, название которого как нельзя удачно рифмуется с фактом завершения фестиваля — пожалуй, можно назвать одной из самых американских кинолент в программе 2015 года. Режиссер Джеймс Понсольдт снял картину по мемуарам журналиста Дэвида Липски о писателе Дэвиде Фостере Уоллесе и у него вышло очень личное кино.

7c40858f-13eb-4b0e-8c6f-fb7d3327f5d2

1996 год. В США выходит первая публикация романа «Бесконечная шутка». Автора тысячестраничного сочинения, Дэвида Фостера Уоллеса, тут же возводят чуть ли не в ранг святых, а журнал Time провозглашает роман одним из лучших произведений 20 века. На Уоллеса возлагаются большие надежды, критики видят в нем лидера современной американской литературы, писателю пророчат блестящую карьеру. Однако «Конец тура» Джеймса Понсольдта — это вовсе не громкая американская история успеха (все это режиссер предпочел оставить за кадром), а интимный кинодиалог.

36541bc1-1b4c-4698-b6bd-7ff667ff7d76

За основу биографического роуд-муви режиссер взял пятидневное автомобильное путешествие журналиста Rolling Stone Дэвида Липски и Дэвида Фостера Уоллеса по городам Америки. Липски (Джесси Айзенберг) ежедневно интервьюирует писателя, добывая материал для статьи и записывая диалоги на диктофон, Уоллес в сигаретном дыму рассуждает об одиночестве, успехе, славе, зачастую вплетая в речь мысли о гамбургере с колой. При этом Понсольдт в дуэте с актером Джейсоном Сигелом (исполнитель роли Дэвида Фостера Уоллеса) не пытается создать богемный образ писателя-интеллектуала. Напротив, Уоллес в исполнении Сигела больше напоминает одинокого музыканта, окружившего себя парой собак в небольшом коттедже и неспешно выкуривающего сигарету за сигаретой. «Конец тура», по большому счету, держится именно на персонаже Сигела, сыгранном актером безупречно. Стоит ему в полурасслабленной манере произнести какую-нибудь бытовую фразу, тут же становится ясно — он попал прямо в точку. А вот образ, созданный Айзенбергом, представляет собой вполне заурядное зрелище, исполненное, впрочем, талантливо.

Но фильм можно полюбить хотя бы за созданную съемочной группой атмосферу этакой одноэтажной Америки. Захламленный дом писателя, расположенный где-то на краю страны, старенький автомобиль, укрытый снегом, маленькие тесные супермаркеты, безлюдные кафешки с ярко горящими вывесками — все это сливается в единое целое, и у картины вдруг появляется свой собственный цвет, звук, ритм и даже запах.

a0d91c6b-0bca-4c4c-9a36-5d3bec4e5550

В бесконечных диалогах, из которых сплетено это кино, героем Сигела все время проговариваются мысли «Бесконечной шутки». В действительности роман писателя посвящен исследованию жизни современного американского общества, общества потребления, ставящего во главу ценностей материальные блага. В фильме же Уоллес являет собой антитезу этому пластмассовому миру, невольно становясь в какой-то мере наставником Липски, стремящемуся к успеху и известности. Следуя голосу героя Сигела, зритель прямиком попадает в его внутренний мир, где все, точно в кривом зеркале, наоборот, чем в повседневной реальности: успех не имеет ценности, слава не стоит того, чтобы к ней стремиться, а «самое страшное — это быть человеком». Можно поспорить, но есть над чем задуматься.

Текст: Мария Комогорова

comments powered by HyperComments