Вы здесь
Главная > Театр > О неправильном пасторе и заблудшей овце.

О неправильном пасторе и заблудшей овце.

Замечательная Лера Суркова, московская актриса и режиссер, дебютировала на сцене Центра им. Мейерхольда со спектаклем «Фундаменталисты».

фу8

Постановка на основе крепкой классической драматургии финского автора Юхи Йокела привлекательна сама по себе, ведь с искусством довольно молодого театра нашего северного соседа мы знакомы весьма мало. Необычна и тематика — одновременно религиозная и антирелигиозная, в наших современных реалиях, на первый взгляд, не самая востребованная. Материал скрепляет  своеобразная история любви, которая держит зрительское внимание и составляет вторую немаловажную тематическую параллель.

фу2

Протестантский пастор Маркус (Валентин Самохин) «земную жизнь пройдя до половины» очутился в дебрях кризиса среднего возраста. Сознавая, что не оставил доселе никакого следа своего земного существования и ничего, в общем-то, не достиг, он ударяется в реформирование церковных устоев. Пастор-бунтовщик пишет книгу, в которой разоблачает клерикальный догматизм, успешно защищает свои взгляды в различных СМИ, добивается небывалой, но этически спорной известности и убежденно верит в то, что проповедует.

В этот определяющий момент отнюдь не скучной жизни Маркуса на сцене его бытия возникает Хейди (Елена Нестерова). Двадцать лет назад они, молодой проповедник и его юная помощница, встретились в постконфирмационном лагере. Между героями вспыхнула быстрая искра интереса друг к другу, которая непременно переросла бы в нечто большее, если бы не поспешность Маркуса и не птичья пугливость Хейди.

фу10

Оказалось, что упущенная возможность любви будоражила обоих всю жизнь. За минувшее время Хейди прошлась по лестнице жизни, ведущей вниз, достигла самого дна и утешилась любовью главы секты «Живое слово». С истовостью утопающего, схватившего спасательный круг, она уверовала в идеалы своего нового учителя.

Встреча спустя годы расставила новые акценты в существовании двух так и не ставших близкими людей. Она разрушила их устроенные мирки, обнажила истинные причины поступков, заставила оттолкнуться от старого берега в поисках новых путей.

фу5

Драматургия Йокелы безупречна. В наблюдении за неожиданностью поворотов действия, за прохождением героями точки невозврата, за сменой правоты их позиций идет неуклонное возрастание зрительского интереса. Что победит — радикальная правда Маркуса или женская сила Хейди? Чей фундаментализм окажется сильнее? И какие вопросы стоят за отсутствием желаемого счастливого конца?

Пьеса, в которой слова в большинстве своем подменяют действие, очень коварна. В неумелых руках она может превратиться в скучное заседание зрителей перед маленькой кафедрой пастора. Режиссер Лера Суркова, талантливая, предприимчивая и многогранная, зарядила своей энергией всех участников спектакля.

фу6

Сценограф Екатерина Джагарова изобразила на экране два иллюминатора и тем самым превратила место действия в маленький «Титаник» мятущихся душ героев. Вроде бы ничего ужасного в их устоявшихся буднях не происходит, но ощущение скорой катастрофы и житейских бурь присутствует неотвратимо. Круглые окошки иллюстрируют рассказы и воспоминания Маркуса и Хейди, становясь чаще всего выразителями их внутреннего монолога. Жизнь персонажей на сцене почти статична, облечена в слова, а в окружностях на экране герои сходятся, вновь расходятся, исчезают, появляются и не скрывают своих истинных эмоций.

В спектакле, где действующих лиц мало и спрятаться можно только лишь за многословием фраз, основная нагрузка ложится на актеров. Режиссер доверила успех своего детища двум необычайно сильным исполнителям.

фу9

Валентин Самохин из тех актеров, которых даже самые искушенные зрители невольно начинают отождествлять с персонажем. Из тех, что достигают на сцене «полной гибели всерьез». Его вживляемость в образ граничит с имплантацией в мозг чипа, заставляющего проживать историю другого человека как свою собственную, на глазах творящуюся жизнь. Актер с головой  уходит в того, кого изображает, не оставляя зрителю шанса узнать хоть что то о самом себе. Его сумасшедшая органика невероятно притягательна и не поверить такому убедительному пастору невозможно.  Удивительно, как много московский актер знает о характере и поведении человека, воспитанного в протестантском мире. Слегка высокомерная толерантность, взрываемая скупыми, но сильными вспышками раздражения. Слепая и почти безжалостная уверенность в том, что каждый должен спасать и прощать себя прежде всего сам, не обременяя других своими проблемами. Знание о том, что все мы песчинки в универсуме бытия и обязаны охранять свою уникальность, соблюдая дистанцию, не допускающую полного приближения к собственному «я». Для рассудительного мировоззрения протестантов близость с проникновением чувств чревата отторжением.

Маркус пытается вытянуть Хейди из секты. Ему кажется, что он  ее любит, как любил все 20 лет разлуки. Однако помощь его имеет привкус металла. С холодным интересом вивисектора к испытуемому животному пастор записывает на камеру все мучительные переживания своей подруги.. Как только героиня сделала первые шаги к самостоятельному принятию решений, он счел свою миссию законченной и понял, что любил вовсе не эту незнакомую женщину, а ту молодую, робкую и доверчивую Хейди из прошлой жизни.

фу11

Елена Нестерова — актриса иного плана. С чувствами и эмоциями героини она обращается бережно и профессионально — допускает их к себе, не позволяя скрыть собственную индивидуальность. Очень пластичная, она мастерски преображается из немолодой женщины с опущенными уголками губ в юную особу с горящим взором. Несколько штрихов, взглядов, интонаций и зритель уже понимает, что та давняя неосторожность Маркуса по отношению к своей помощнице стала отправным пунктом для всех дальнейших событий ее жизни, хотя об этом не сказано ни слова. Поразительно, но в исступленности молитв героини актриса сумела показать отчаяние неверия. Ее фундаментальный, непоколебимый фанатизм исходит из источника прошлых бед и ищет выхода, как  родник, пробивающий толщу земли.

фу7

Хейди не обвиняет своего друга. Она любит. И не Маркус, а именно любовь к нему возвращает ее к самой себе. Чувствуя бездну этой любви, Маркус отступает. Он не готов принять такой дар, как не способен признать силу той, которая еще так недавно была испуганной, беззащитной, ведомой.

Несмотря на жесткую серьезность основной линии сюжета, спектакль получился очень женский. Наверное, потому, что две женщины (режиссер и актриса) обязательно сумеют убедить двух мужчин (автора и актера) в том, что правда всегда на стороне любви.

Текст: Дарья Евдочук

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments
Валентин
2014-06-10 00:34:23
Дарья, спасибо Вам огромное за хорошие слова!