You are here
Home > Около > "Пусть улицы будут праздником искусства для всех"

"Пусть улицы будут праздником искусства для всех"

graffiti1Пусть улицы будут праздником искусства для всех.

(Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, А. Каменский)

Международный фестиваль «Петербургские граффити 2011». 14 — 21 августа.

Кого ни спроси об уличном искусстве: Гугл, обыкновенного прохожего или художника, так и не разберешься, что же это, — провокация, отражение современных реалий в творчестве, глубинное погружение в урбанистическую культуру или тривиальный вандализм. На международном арт-форуме «Петербургские граффити-2011» была предпринята попытка возвести граффити в ранг легального искусства, направить энергию художников с баллончиками в созидательное русло и дать толчок для развития граффити и стрит-арта в Петербурге.

Давно известно, что в Европе существуют специальные районы, где на законных основаниях художники могут расписывать стены, не озираясь с опаской по сторонам в поисках людей в форме. Официальные площадки в России можно пересчитать по пальцам. В рамках «ГраФФФеста» художникам был предоставлен забор, окружающий культурное пространство «Красное знамя», который за несколько дней ребята превратили из скучной серой стены в некое подобие галереи. Связующей нитью для всех работ художников стала тема «Идеальный мир», приблизившая отечественное граффити к европейскому.

Конечно, из-за разницы в мироощущении и менталитете, европейские граффити получаются более яркими и позитивными, чем российские. «В работах отечественных уличных художников слишком много агрессии и противостояния», — пояснил художник Игорь Яновский, отметившийся на фестивале изображением своего фирменного символа трехглазого кота.

Тогда как в Европе граффити существует как способ продвижения хорошего настроения в массы, у нас к рисункам на заборах обращаются люди озлобленные, желающие выразить протест, а то и просто сказать свое веское «фи» этому миру.

graffiti2«Стоит только посмотреть на лица людей в метро, и сразу все понимаешь», — продолжает Яновский (с искренним пониманием киваю, прокручивая в голове сцены из жизни метрополитена), — «Но, я надеюсь, что скоро все изменится. И, конечно же, изменения найдут свое отражение в искусстве: в первую очередь, в литературе и живописи, затем — и в граффити».

Привычно считать, что стрит-арт и граффити зародились именно в Европе, хотя бы потому, что за границей это направление получило большее развитие и уже давно укрепило свои позиции. Любопытно, что именно русские футуристы еще в 1918 году разродились декретом «О демократизации искусств (заборная литература и площадная живопись)», который гордо гласит: «Во имя великой поступи равенства каждого пред культурой Свободное Слово творческой личности пусть будет написано на перекрестках домовых стен, заборов, крыш, улиц наших городов, селений и на спинах автомобилей, экипажей, трамваев и на платьях всех граждан».

С тем, что гражданину стоит «наслаждаться ежеминутно глубиной мысли великих современников, созерцать цветистую яркость красивой радости сегодня» согласны и современные творцы. Маяковскому вторит художник Александр Вдовин, верящий, что уличное искусство поможет «расчехлиться представителю района», случайно наткнувшемуся на галерею уличных изображений.

Но, несмотря на призывы футуристов, точкой отсчета для граффити стало принято считать 1942 год. По легенде некий рабочий Килрой принялся на каждом ящике с бомбами, производимыми на фабрике в Детройте, оставлять памятные надписи «Kilroy was here». В итоге он стал не только родоначальником доброй традиции писать «Вася был здесь» на стенах туалетов, но и основоположником граффити. Искусство граффитчиков родилось именно из шрифтов и разнообразия их использования, тогда как стрит-арт, вещь куда более концептуальная и капризная, использует больший арсенал средств для выражения авторской идеи. Бурное развитие стрит-арт и граффити получили в 60-х годах, тогда как признание к художникам-райтерам пришло уже в 80-х. Одновременно с художественным признанием уличное искусство  испытывало на себе жесткие санкции, которые вынуждали его развиваться вне метро и улиц, а плавно перетекать в галереи. Хотя, конечно, не все художники покинули облюбованные дворы и стены. Для многих из граффитистов уличное творчество сродни спорту, а побег от представителей закона становится не только неотъемлемой частью процесса, но и своеобразным магнитом, манящим отбросить холст и вырваться из домашнего уюта на улицу.

Adno

Ставший неотъемлемой частью городской жизни, стрит-арт, как полагают организаторы прошедшего фестиваля, тесно переплетается с другими видами искусства. В первую очередь, внимание на арт-форуме было уделено именно синтезу граффити, кинематографа, фотографии, цифрового искусства и обсуждению граффити-технологий. Фестиваль-форум объединил художников, чьи работы раскиданы по всему городу: Игоря Яновского, Yeka Hasky, Incubus Project, Eazy haze и многих других,- а также художников видеоарта и анимации из разных стран: от Олега Кулика до француза Леонарда Коэна, гостей из Израиля и Японии.

Программа арт-форума включила мастер-класс и лекцию художника мировой величины Эвана Рота, посвященные анимации,  видео-граффити и использованию технологий EyeWriter, создателем которой и является Эван Рот. По окончании семинара был создан коллективный фильм по специальной технике Рота, который показали в рамках Street-art Jam в ночь с 19 на 20 августа на разведённом Дворцовом мосту. Программа Street-art Jam, перфоманс смешанных технологий на стыке медиа и граффити, стал кульминацией фестиваля.

graffiti

Немаловажно, что на арт-форуме представили новый для России жанр видеограффити, благодаря которому изображения могут проецироваться на стены домов, не портя их фасадов. Возможно, внедрение подобных технологий снимет с городских граффити клеймо «вандализм». Пока что грань, по которой хулиганство школяров переходит в чистое искусство, не могут прочертить даже сами художники. Признавая любое граффити проявлением вандализма, Игорь Яновский, предлагает оставить оценки на усмотрение зрителя, и каждому отталкиваться от своих собственных эстетических воззрений, вкуса и уровня образования. Никто не даст точную дефиницию прекрасного, и не ткнет указующим перстом в истинное искусство. На усмотрение зрителя оставлен вопрос, почитать ли за самобытное высказывание любую надпись на стене, и каждый ли мужской детородный орган, изображенный на заборе, называть opus magnum неизвестного творца. Или, не будучи выполненным арт-группой «Война», он не несет в себе никакого протеста, не выполняет гносеологических функций и таит скрытые смыслы? Но, какие бы вердикты не выносил зритель искушенный, что бы ни сказал тот же «представитель района», дефиницию вандализма дать можно. И она будет весьма определенной. Поэтому значение фестиваля во многом кроется именно в решении этого вопроса без лишения граффити-художников их творческой свободы.

Елизавета Любавина

comments powered by HyperComments
Александр
2011-08-22 15:26:15
opus magnum неизвестного творца)