Вы здесь
Главная > Posts tagged "Заводной апельсин"

Артём Осадчий: «Неопределённое время не рождает точных слов»

Накануне очередного показа премьерного спектакля сезона “Заводной апельсин” в Камерном драматическом театре “Левендаль” поговорили с исполнителем главной роли Артёмом Осадчим про образы Алекса и князя Мышкина, о вдохновивших его спектаклях и педагогах, о дефиците постановок для подростков, о современном российском кино и биомеханике Мейерхольда.  ОКОЛО: Прежде чем обсуждать твои актёрские работы, давай вспомним спектакли, которые предопределили выбор профессии.  А.О.: В старших классах я плотно занимался в театральной студии, нас постоянно водили в

Дима Крестьянкин: “Мой театр — для таких моментов, когда ты понимаешь, что-то изменилось в этом мире”

Поговорили с создателем и режиссёром Плохого театра, художественным руководителем социального проекта “Театральный дом” Димой Крестьянкиным  об истории создания Плохого театра, о любви к музыке, работе с ребятами из  детских домов, о честности с самим собой и о премиях, а ещё о том, как сохранить в себе подростка. ОКОЛО: Дима, хочу поздравить Плохой театр с включением "Квадрата” в лонг лист Золотой маски. Вы поедете показывать спектакль в Москву в марте? Д.К.: Да, нас

Заводной апельсин. Театр Левендаль

Известно, что роман Энтони Бёрджесса “Заводной апельсин” поначалу не снискал популярности у широкой публики и лишь после экранизации Стэнли Кубрика был оценен по достоинству у себя на родине. В Советском Союзе произведение, равно как и кинокартину, вовсе позиционировали как отражение упадка буржуазного общества, глубоко искажая изначальный авторский замысел. Однако сейчас, несмотря на тернистый путь в народ, “Заводной апельсин” актуален как никогда. Само наше время, в котором новости о поножовщине и

«Старое доброе ультранасилие»

В Камерном театре Малыщицкого — премьера - «Заводной апельсин» по скандальному роману Энтони Бёрджесса, история о беспощадном лидере банды малолетних преступников Алексе, который подвергается принудительному лечению — подавлению тяги к насилию - и возвращается в агрессивное общество уже беспомощным. По признанию Бёрджесса, эта книга была для него освобождением, в ней он выплеснул боль и гнев после потери жены - на нее, беременную, напали и жестоко избили. После потери ребенка она