Вы здесь
Главная > Около > «Зачем мне ноги, если у меня есть крылья, чтобы летать?»

«Зачем мне ноги, если у меня есть крылья, чтобы летать?»

«Фрида»: спектакль фламенко. Режиссер-постановщик и исполнительница – Наталья Зайкова.


Фламенко – это живая стихия, огонь, разгорающийся на глазах у зрителей, проникающий в кровь ритмом гитар и кастаньет. Редко когда этот танец персонализируют, – о ком можно станцевать фламенко? О Кармен, разумеется, о свободной птичке, которая не знала рабства в любви, которая сгорела в страстном поединке с мужчиной. Но Латинская Америка знала еще одну легендарную женщину, любовницу, художницу, мученицу, борца – Фриду Кало. Школьница, проткнутая железным прутом в автобусной аварии, женщина, всю жизнь любившая одного большого, нескладного, но великого революционера Диего Риверу, художница, которая рисовала то, что знала лучше всего – свою боль. Она воистину жила пульсацией фламенко, мистического танца, пробуждающего огненный дух, «дуэнде», танец, который может станцевать женщина, знающая жизнь, бурно чувствовавшая, ощущающая ритм и огонь в своем сердце.Исполнительница роли Фриды и постановщица спектакля Наталья Зайкова знает, что такое жить после боли, танцевать после травм, именно поэтому она «не могла не поставить этот спектакль». Очарование Фриды настолько сильно, что ее танцующий двойник неизбежно меняется от спектакля к спектаклю. Наталья привозит из разных стран альбомы работ и фотографий художницы, ищет новые трактовки финала. Например, сначала смерть была женщиной, той второй Фридой с картин, как будто поджидая ее внутри самой себя. Сейчас Диего, и муки, и смерть смешаны в одном сильном противнике-партнере по танцам. В этом обжигающая страсть и в этом же роковая коррида сегирильи.

«Живи свою жизнь как хочешь!», «Поменяй боль на цвет!» (в испанском эти понятия рифмуются: долор пор колор) – говорят Фриде, и она отчаянно бьет каблуками и палкой об пол. Изрисованные бабочками корсеты-гипсы, скрывавшие изуродованное навсегда тело, и это то ли палка, то ли спица, то ли посох – символ власти, который Фриде дала боль. Танец, борьба, любовь, страсть, цвета, яркие краски одежды, свой особый узнаваемый стиль – мексиканские национальные платья, сигарета, много колец, крупные бусы, цветы в волосах. Фрида драпировала свои увечья так, что ни на секунду в ее силе и пышущей красоте невозможно было усомниться. Брови, сросшиеся в ласточку, Диего, всегда в мыслях, всегда видимый третьим глазом, разлетающийся, крошащийся позвоночник, перекрытая одной из Фрид общая артерия…

Эта девушка-сорванец, очаровавшая избалованного натурщицами художника-революционера, позирующая в мужском костюме с сигаретой в зубах, смеющаяся в боли и глотающая текилу, прячущая отрезанную ногу под покрывалом на роскошной кровати, на которой она появилась на собственной выставке, – Фрида Кало, игравшая понятную ей одной роль, превратившая собственную жизнь в искусство. Анна Каренина и балет, Фрида и фламенко – танец может стать языком пламенной страсти, жизни, которую можно станцевать. «Да здравствует жизнь!» – писала художница на картинах. «Я радостно жду своего ухода и надеюсь никогда не вернуться», – сказала эта женщина перед смертью. А что еще могла сказать та, которая танцевала со смертью всю жизнь?

Елена Калошина