Вы здесь
Главная > Интервью > PuzzleWood как образец музыкальной независимости

PuzzleWood как образец музыкальной независимости

Московская команда PuzzleWood – успешный пример идейной музыкальной независимости. Участники группы говорят, что играют «для своих», и дают редкие концерты в переполненных залах.

Они пропадают из поля зрения, когда им нужно, и появляются, когда хочется, с большим концертным туром. Чередуют андеграундные пабы с «Клубом Алексея Козлова», а провинциальные гастроли – с крупнейшими фестивалями страны. В общем, существуют не просто вне музыкальной индустрии, а даже вопреки ей.

За два года существования Puzzlewood успели выпустить два EP и два сингла, а недавно приступили к записи первого полномасштабного дебютника. Сразу после выступления команды на фестивале независимых музыкантов «Индюшата» мы поговорили с лидером группы Антоном Легатовым.

Как прошел концерт? Как вас приняли?

Приняли нас достаточно тепло, и это было приятно. Мы всегда немного волнуемся, когда речь идет о мероприятиях с достаточно широкими стилевыми формулировками. Потому что ты никогда не знаешь, чего ожидать от публики на таких концертах. К примеру, фестиваль заявляется как психоделический, и ты заранее можешь сказать, как публика будет реагировать на тот или иной коллектив. А когда речь идет о таких широких форматах, можно наткнуться на непонимание со стороны зрителя, который не был готов к нашей музыке. В этот раз все прошло почти идеально, за исключением пары хамов, которые не умели слушать, но это бывает на любом мероприятии.

Что говорили вам члены жюри после концерта?

Жюри были с нами очень вежливы и приветливы, высоко оценили то, что мы делаем, хотя и признали, что выживать в современном музыкальном бизнесе с таким продуктом – очень сложно. Сам Александр Кушнир нас очень обрадовал, вместе с Антоном Черниным. Они явно глубоко понимают то, что мы делаем, и разделяют некоторые наши взгляды и ценности, что не может не радовать.

Что для вас самое важное в живых выступлениях? Зачем даете концерты?

Концерты даются потому, что в этом суть музыки – звучать. Такое явление как звукозапись появилось относительно недавно, а до этого, на протяжении тысяч лет, музыка исполнялась вживую, и это – естественный ход вещей. Можно конечно, как современные «звезды шоу-бизнеса», сидеть дома или на студии и заниматься исключительно выпуском записей. Но, если ты не Глен Гульд, то ты, как музыкант, настолько хорош, насколько хорошо твое живое выступление.

Как вы пишете стихи и музыку?

Все, что мы делаем, начинается с впечатлений. Разных впечатлений, рассказывать о которых бесполезно. Это эмпирический опыт, который может быть передан исключительно через искусство и творчество. Источники переживаний могут быть любыми. Порой это книги, порой музыка, порой события в жизни, да все, что угодно. Если музыка захотела быть написанной, она найдет, чем вдохновить тебя на свое создание.

Как вы представляете свою аудиторию? Кто эти люди, чем они занимаются, как выглядят?

Я не склонен пытаться персонифицировать свою аудиторию. Я не создаю продукт массового потребления, вроде стирального порошка или газированных напитков. Я занимаюсь созданием музыки, причем исключительно потому, что музыка захотела быть созданной. Потому мне все равно, кто и зачем ее слушает. Я оставляю своему слушателю право оставаться инкогнито для меня, и надеюсь на такое же право, предоставленное мне им.

Сейчас вы заняты записью альбома. У него уже есть название? Как долго вы над ним работаете?

Название пока в работе. Слишком много информации хочется уложить в это короткое словосочетание или слово. Если считать работой исключительно процесс записи, то мы занимаемся этим около полутора месяцев. Если же брать в расчет написание музыки и аранжировок, работой над составом и так далее – то это будет самая большая работа, которую я проделал в жизни, ибо получится, что мы работаем над альбомом уже третий год.

Можно ли как-то обрисовать контуры этой работы, сказать, о чем она?

Вопрос напоминает мне один анекдот, который мне рассказывал мой знакомый аспирант консерватории. На очередном худсовете готовятся слушать новую симфонию Шостаковича. Сам маэстро присутствует, естественно. Итак, оркестр играет, все прекрасно. Когда симфония заканчивается члены худсовета аплодируют, и на сцену поднимается сам композитор. Один из членов худсовета, заканчивая аплодировать берет слово и говорит — Прекрасно! Дмитрий Дмитриевич, просто прекрасно! Но скажите, о чем это?.. Пока что я не могу ответить на этот вопрос о своем альбоме. Слишком много всего мы в него вложили.

Автор: Анна Политова.

comments powered by HyperComments