You are here
Home > Театр > Идея ангела

Идея ангела

30 июля в рамках фестиваля «Точка доступа» был показан спектакль «Злачные пажити» по рассказам Анны Старобинец. Совместный проект фестиваля «Точка доступа» и Новосибирского государственного драматического театра «Старый дом» основан на современной книге.

Рассказ идёт в жанре антиутопии, приближает фантазии о будущем, реалистичные и детальные. Подробности фрагментов воображаемой жизни в макроувеличении заставляют верить в происходящее. Чувства героев раздирают ткань условности: отрепетированные жестов, неловкость противостояния сцены и зрителя тают, и происходит встреча с глубоким и верным чувством.

В анонсе заявлен «лирический хоррор». Хоррор ужасает, а 2 истории в постановке Юлии Ауг вызывают слёзы сопереживания. Горе погибшей души из первого акта впору оплакивать часами. Так ли страшен ли монстр, словно рождённый массовой культурой кинохорроров, если у вас на глазах в ловушке одиночества, в ломких попытках установить дружбу с лабораторными мышами, в состоянии полной эмоциональной депривации агонизирует живая душа.
А ещё перед началом спектакля в Лендоке проигрывают видеозапись интервью-опроса на улицах города. Судя по репликам, в блиц вошли четыре вопроса: 1. Верите ли вы в ангелов? 2. Почему? 3. Как выглядит ангел? 4. Предназначение ангелов.
Портрет ангела-хранителя получается пёстрый, лубочный, ярмарочный. Так приятно перенести ответственность за себя на внешнюю заботливую чудесную силу. Так сладко улыбаются герои опроса, смущенно высказывая детскую трогательную мечту о небесном защитнике. Один голос вдруг уверенно, с напором начинает богословскую лекцию о небесной иерархии. Контраст этой золоченой картинки, калейдоскопа фольклорных и книжных представлений с экспериментальной мутацией в развязке производит сильный эффект; это не главное, хотя блестящий жест режиссёра очаровывает. Грустно, что псевдорелигиозное ослепление в самом деле способно вмешиваться в дела науки, что страшная сказка до боли близка к реальности, что сон разума и в наши дни порождает чудовищ.

Чудовище второй части, в которой звучат слова из 22 псалма Давида, давшие название спектаклю, появляется в развязке. И эта история — не о страхе, а о гневе любви, эта сказка про волшебство, живую душу и эхо ее, такая же нежная и наивная, как ответы респондентов из видео-блица об ангелах. Мысль сделала круг и вернулась к началу. Нет, вышла на новый уровень: сместился фокус. Идея ангела была иконой на стене, но вот её вложили в сердце героев, и страстная жажда сохранить любимого человека — и себя — стала способом почти преодоления смерти.

Текст: Анна Рыбалка

Фотографии из открытого доступа

 

comments powered by HyperComments